Статья

28 АПР, 10:00

Вековая традиция "удаленки": как народные мастера переживают самоизоляцию

Портал "Будущее России. Национальные проекты" выяснял, как "удаленка" повлияла на работу мастеров народных ремесел в регионах

Удаленный режим работы, на который многим предприятиям и организациям пришлось перейти в марте-апреле из-за ограничительных мер в условиях пандемии, стал для большинства неожиданным экспериментом. Однако есть сфера, в которой всеобщего перевода на домашний режим работы почти не заметили, поскольку люди там и так работают на дому веками. Речь идет о народных художественных промыслах. Их сохранение и популяризация — приоритет подраздела "Творческие люди" нацпроекта "Культура". Портал "Будущее России. Национальные проекты", оператором которого является ТАСС, выяснил, как работают народные мастера из разных регионов страны в период вынужденной изоляции.

Надомницы по подряду

В экономике сфера художественных промыслов не занимает существенной доли, скорее, она сама нуждается в поддержке. Однако с точки зрения организации труда у нее есть чему поучиться. Предприятия, работающие в месте бытования промысла, обеспечивают занятость местных жителей на дому, получая свой скромный доход и выплачивая налоги.

"Промысел — это слово-то само вековое. Всю жизнь кормили себя промысловики, этим всегда занимались для содержания своей семьи", — рассказывает основатель и руководитель предприятия "Свирское кружево" Татьяна Васильева. Этот бренд, созданный в Ленинградской области по рекомендации искусствоведов Русского музея на основе местных традиций кружевоплетения, получил известность как в России, так и за ее пределами.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

24.АПР., 10:00

Воспитать Моцарта: как нацпроект Воспитать Моцарта: как нацпроект "Культура" меняет школы искусств Урала и Поволжья

Васильева принимает на работу кружевниц по договору подряда. Среди них есть и пожилые мастерицы, заслужившие звание ветерана труда, и молодые мамы, воспитывающие маленьких детей, — им удобнее всего работать дома. Навыки кружевоплетения они, как правило, получают в быту от своих матерей и бабушек, учатся повторять старинные образцы, а в процессе работы оттачивают мастерство. Ценность их изделий прежде всего в подлинности рисунка, материала, технологии.

Надомницы получают нитки, крючок и заказ, а потом сдают изделие и получают оплату. Заказы даются в зависимости от специализации: у одной мастерицы лучше получаются шали, у другой — скатерти.

Комбинат оренбургских пуховых платков

Такая организация труда действует и на Комбинате оренбургских пуховых платков в Оренбуржье. Он состоит из нескольких надомных производств, в каждом из которых 10–15 мастериц: они сами обрабатывают пух, прядут нить, вручную создавая платки и не только, рассказывает руководитель комбината Нина Елманова. Финальный этап работы над вязаным изделием — это растяжка, которую на дому уже сложно произвести: для этого нужно большое помещение, принадлежащее предприятию.

Такой же объединяющий элемент у производителей глиняных изделий, например дымковской игрушки. "Сейчас все наши 12 мастериц лепят дома, но дома крупные игрушки уже не сделать, условий для этого нет, да и в принципе не у всех есть условия для нормальной работы — нужен большой стол, где можно разложить заготовки, высушить работы. Опять же печей для обжига ни у кого нет", — объясняет председатель правления кировского городского отделения Союза художников России — народного художественного промысла "Дымковская игрушка" Надежда Менчикова.

Индивидуальный труд в коллективе

"Промыслы — это исторически коллективное занятие, объединяющее нескольких или многих мастеров. Есть те, кто работает индивидуально, но им сложнее организовать рабочее место, реализовать свою продукцию", — отмечает руководитель "Свирского кружева".

Это подтверждает и глава Комбината оренбургских пуховых платков. "Очень сложно самим мастерицам реализовать продукцию, они у нас в основном в деревнях, а местные жители не так часто покупают наши изделия, потому что у них уже есть платки. Это все интересно приезжим, туристам", — говорит Елманова.

Мастера-одиночки тоже стараются объединиться с коллегами — если не по конкретному промыслу, то по общей сфере деятельности, но в этом случае им не обойтись без поддержки местных властей.

Открытие выставки «Узорный покров» в галерее «Оренбургский пуховый платок» Алёна Гниденко/ТАСС

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

20.АПР., 10:00

Страсти онлайн: владимирские актеры в самоизоляции ставят театральный сериал о любви Страсти онлайн: владимирские актеры в самоизоляции ставят театральный сериал о любви

В Псковской области большинство ремесленников работают на дому, но им помогает развиваться областной центр народного творчества. Как говорит первый заместитель директора этого центра Лидия Чечельницкая, наиболее популярные ремесла в Псковской области — это создание глиняной игрушки, плетение корзин, пошив традиционных псковских кукол, ткачество и валяние валенок. Мастера работают на заказ и создают изделия для себя по вдохновению. Ремесленники часто используют псковский колорит, например матрешки расписывают видами Псковского кремля, популярных мест Псковщины, достопримечательностей, а при создании кукол используют псковский тканый пояс и другие элементы местного традиционного костюма.

В Алтайском крае мастера сами обратились к властям и попросили помочь в создании организации. Русским ремесленным традициям на Алтае более 200 лет — они появлялись и развивались во времена освоения территории русскими поселенцами. Это производство гончарных изделий, художественная роспись, резьба по дереву, плетение из рогоза, ковка и многое другое. В 2009 году в регионе была зарегистрирована краевая творческая общественная организация народных ремесленников "Город мастеров". В Барнауле им предоставили здание под мастерские, выставочный зал и галерею. Мастера обычно сами выбирают, работать там или дома, но в период самоизоляции, конечно, все остаются у себя.

"Мы взяли домой работу, делаем те работы, которые когда-то хотели сделать, разрабатываем новое, дорабатываем старое. Мастера немного замкнутые люди, мы привычны к такому формату. Я сейчас закончил набор для кваса, большой и сложный, а начинал его три года назад. Сейчас сижу и любуюсь, в проекте еще четыре работы", — делится народный мастер Алтайского края и России Виктор Романов, единственный народный мастер по бересте, член Союза художников России, возглавляющий "Город мастеров".

Сбыт в изоляции

Проблемы, с которыми столкнулись сейчас народные мастера, — закупка сырья и сбыт продукции. "Самой большой проблемой является сырье. Время для работы есть, но запасов материала для пошива изделий у меня нет. Если шерстяное сукно, войлок и лен я покупал в Ростове, то афганскую овчину — у оптовика в Москве. Сейчас мои поставщики не работают либо работают в каком-то ином режиме. Все замерло", — сетует мастер по пошиву традиционных казачьих головных уборов из Ростова-на-Дону Виктор Щигорев.

Он шьет казачьи папахи по индивидуальным меркам под заказ, ориентируясь на стандарты второй половины XIX — начала XX века и уставы казачьих войск дореволюционной России. Мастер добавляет, что наблюдает падение спроса на свою продукцию, которое связывает с переориентацией потребителей на актуальные в нынешних обстоятельствах товары.

Изготовители дымковской игрушки тоже жалуются на проблемы с сырьем и сбытом. "Сейчас туризм замер, заказов тоже нет, их не стало резко в середине марта, вся продукция за март стоит на складе непроданная. Мы продолжаем трудиться, пока есть материалы, но у нас маленькое предприятие, оборот быстрый, если заказов нет, нам не на что купить глину, нечем платить за электроэнергию. Переждать месяц карантина мы можем, но если это затянется, я не знаю, что мы будем делать", — говорит Менчикова.

Мастер по пошиву традиционных казачьих головных уборов из Ростова-на-Дону Виктор Щигорев с детьми Личный архив Виктора Щигорева

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

20.АПР., 09:30

"Сейчас удивительное время": Зельфира Трегулова о работе Третьяковки на карантине

Со специфической проблемой в условиях самоизоляции столкнулись кубачинские мастера на Кавказе, поделился исполнительный директор региональной общественной организации "Народные художественные промыслы Дагестана" Саид Ниналалов. Горный аул Кубачи в Дагестане известен на весь мир изделиями местных златокузнецов — золотыми и серебряными предметами ручной работы с тончайшими узорами, выполненными в традиционной кубачинской технике. Как и несколько веков назад, кубачинские златокузнецы работают в основном в своих домашних мастерских, поэтому на условиях производства самоизоляция никак не сказалась.

"Но сбыт упал практически на 90%. Кубачинские изделия продаются в основном в Москве и Санкт-Петербурге, в крупных городах, где сейчас действуют жесткие ограничения, закрыты магазины и в целом по понятным причинам катастрофически упал спрос на ювелирные изделия. Кроме того, сейчас практически невозможно вывозить и продавать готовые изделия, потому что до 1 мая закрыта организация, которая осуществляет пробирный надзор (Прикаспийская государственная инспекция пробирного надзора. — Прим. ред.), поэтому бизнес как таковой практически остановился", — объясняет Ниналалов.

Накопить или продать

Обычно мастера продают свои изделия на ярмарках, фестивалях, выставках-продажах, крупных туристических мероприятиях, которые сейчас отменены из-за эпидемической ситуации. Собственные магазины при предприятиях и торговые точки центров ремесел тоже временно закрыты. Во время вынужденной паузы мастера сосредотачиваются на производстве на будущее или ищут альтернативные способы сбыта продукции.

"Они продолжают работать, накапливают продукцию, ждут, когда можно будет все выложить на продажу. Некоторые, кто более продвинут, в интернете предлагают свои работы", — рассказывает Лидия Чечельницкая.

По ее словам, люди на дому продолжают готовиться к конкурсам. "У нас есть премия администрации, когда мастерам присваивается звание народного мастера, а десять мастеров получают премию администрации области по итогам работы за год. Но работа идет активно в течение года, и кто будет сидеть и не заявлять о себе, тот ничего не получит", — отмечает Чечельницкая.

Сложнее было решить проблему приостановки торговли производителю съедобного сувенира, архангельского вырезного силуэтного пряника — козули. Как поясняет предприниматель Юлия Попова-Онучина, у которой небольшая творческая мастерская "Архангельский пряник" с музеем козули при ней, предприятие остановило выпечку 28 марта, так как была закрыта розница и прекратились оптовые заказы.

Музей архангельского пряника Ирина Скалина/ТАСС

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

17.АПР., 09:30

Какой ты в изоляции: семь карантинных типажей известных литературных персонажей Какой ты в изоляции: семь карантинных типажей известных литературных персонажей

"Козуля — это же съедобный сувенир, на тот момент я решила, что пряники никому не нужны. Я написала пост в соцсетях и неожиданно получила огромную народную поддержку. Козули нам заказывают из Липецка, Москвы, Подмосковья, с Урала. Люди буквально спасли мой маленький бизнес", — с благодарностью вспоминает Попова-Онучина. Козули активно покупают и в Архангельске, здесь очень любят это угощение к чаю.

Сейчас мастерская работает и отправляет заказы. Попова-Онучина считает, что после завершения карантина в стране будет всплеск внутреннего туризма и традиционные изделия, в том числе съедобные, будут пользоваться спросом.

Не сувенир и не поделка

Несмотря на то что продукцию народных художественных промыслов часто продают в туристических местах, мастера, хранящие вековые традиции, призывают не воспринимать их изделия как сувениры. По словам производителей, их продукция востребована и у местных жителей, которым это близко исторически.

"Это могут быть памятные подарки, в том числе официальные, но превращать их в сувенирку нельзя. Потребитель, которому нужен сувенир, ищет, что подешевле — что не жалко потом выбросить, если сломается. Продукция народных художественных промыслов недешевая, это не пять копеек стоит, потому что это ручной вдумчивый труд, на который необходимо затратить много времени. Это вещи, которые делаются не быстро. Сляпать за пять минут какой-либо продукт, относящийся к художественным промыслам, невозможно", — считает Татьяна Васильева.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

14.АПР., 10:00

И добрым словом, и нужным делом: как волонтеры культуры помогают людям во время пандемии И добрым словом, и нужным делом: как волонтеры культуры помогают людям во время пандемии

Это подтверждают и изготовители дымковской игрушки. "Процесс изготовления игрушки занимает месяц: две недели — лепка, затем обжиг и еще две недели — роспись", — объясняет Надежда Менчикова.

Дымковский народный промысел развивался в слободе Дымково, расположенной в заречной части Кирова. Там сложилась традиция изготовления глиняной игрушки из местной глины, перемешанной с мелким речным песком. Летом мастерицы копали и месили глину, толкли вручную и растирали в краскотерках комовой мел, с осени до весны лепили, сушили, обжигали изделия, белили мелом, разведенным снятым коровьим молоком, красили яичными красками и украшали несложным орнаментом, используя в основном красный, желтый, синий и зеленый цвета.

Точное следование традиционной технологии делает изделия народных промыслов уникальными, поэтому предприятия не проводят мастер-классы и не делятся навыками с любителями.

"Что касается онлайн-курсов, мы этим не занимаемся. Онлайн-обучение в нашей сфере — это самообман, при обучении мастера нужно смотреть работу со всех сторон, тут же ее править в свежем виде и показывать все на конкретном примере. Мы учим тех, кто будет потом работать на нас. Учить всю страну, чтобы потом мучиться с подделками, — это создавать самим себе проблемы. Кроме того, делать дымковскую игрушку можно только из местной традиционной красной глины, заменить ее ничем нельзя", — уверена Менчикова.

Как объясняет Татьяна Васильева, "продукт народно-художественных промыслов должен производиться в месте бытования, иначе он теряет свою душу". Его подлинность и соответствие традиции определяют ученые, прежде всего специалисты Русского музея и Российского этнографического музея, и признанные учеными производители имеют подтверждающие документы.

Екатерина Андреева, Ксения Шубина, Алексей Семенов, Максим Тищенко, Ирина Скалина, Елена Гриценко, Мария Шевченко, Георгий Поветкин