Статья

14 ФЕВР, 09:30

Таежный атлас: монолог лесника

Часть III. Об удивительных встречах и важных жизненных уроках

Амурский тигр, переднеазиатский и дальневосточный леопарды, снежный барс, зубр, сайгак, лошадь Пржевальского, аргали, дзерен, белый медведь, стерх. Сохранение и увеличение к 2024 году 11 редких видов животных — одна из целей нацпроекта "Экология". Список не окончательный, он еще может быть расширен. Охотовед, лесник, сотрудник Байкальского заповедника Николай Володченков знает точно: каждое животное уникально, и не важно, редкое оно или нет. Портал "Будущее России. Национальные проекты", оператором которого является информационное агентство ТАСС, продолжает публиковать рассказы Володченкова об удивительных встречах с представителями животного мира и уроках, которые они могут нам дать.

С первой и второй частью можно ознакомиться по ссылкам.

Бурый медведь

Бурый медведь на Курильском озере на территории Южно-Камчатского федерального заказника имени Тихона Шпиленка Юрий Смитюк/ТАСС

Начнем с известного всем медведя. Мне кажется, что бурый медведь — самый популярный в России зверь. При первой встрече люди часто спрашивают меня: "А ты медведя видел?" Да, видел, даже не помню, сколько раз. Но некоторые встречи запомнились на всю жизнь.

Одна из них произошла в первой половине мая 1980 года в Байкальском заповеднике в долине реки Переемная. Мы, лесники заповедника, пришли в одно из зимовий, чтобы подготовить его к летнему периоду. Сделав свою работу, я решил прогуляться с удочкой. Пришел на берег реки, нашел место, где должен был ловиться хариус… и тут увидел боковым зрением большого медведя, который вышел к протоке с противоположной стороны ниже по течению. Я знал, что при встрече с медведем главное — чтобы не было неожиданности, и крикнул: "Эй, Миша!"

Но вместо того чтобы уйти, медведь, подняв голову и увидев меня, одним прыжком перемахнул протоку и направился в мою сторону. Оглянувшись по сторонам, я понял свое незавидное положение: с одной стороны протока, с другой — чахлый молодой лес из молодых кедров, елей и кустов ольховника, и ни там, ни там не спасешься. Ружье, уходя, я оставил в зимовье. Единственным вариантом было бежать к любому большому дереву и забираться на него. Я положил удочку и, стараясь не терять достоинства, быстро направился к лесу. Медведь направился следом.

Добежав до ближайшего кедра, я вдруг услышал сильный всплеск: медведь, внезапно потеряв ко мне интерес, прыгнул в воду, быстро вышел на крутой берег, повернулся ко мне, отряхнулся и как будто бы спросил: "Чего звал?" Затем он развернулся и быстро пошел вверх по течению реки. Несомненно, это был хозяин, который делал весенний обход своих владений.

Вернувшись к удочке, я нашел следы медведя на песке и поставил свой сапог 45-го размера в отпечаток его задней лапы. Пальцы и когти медведя выходили за сапог на 5 см — вот это "батяня"! После той встречи я понял, что медведь мог убить меня, как котенка, но он по каким-то своим причинам этого не сделал...

Волк

Сергей Бобылев/ТАСС

Встреч с другим популярным в России зверем — волком — у меня было немного, но все они — запоминающиеся и яркие. Волк — очень осторожный и скрытный зверь, человек для него враг номер один. Людей, часто бывающих в лесу, где живут волки, эти звери узнают даже в лицо, а люди и не догадываются об этом. Волки оценивают, кто для них опасен, а кто нет.

В июле 1983 года недалеко от зимовья мы с лесниками поймали трехмесячного волчонка-самку, почему-то бродившую в одиночестве. Помню, как меня поразили ее глаза, без страха смотревшие на людей, и только оскаленные зубы показывали напряжение. Она не кусалась и открыто смотрела, не пряча взгляда. Мы запустили ее в зимовье, она ушла под нары и встала в угол — не сидела, не ложилась, а именно стояла, пристально глядя на нас.

Утром мы ушли чистить тропу, а волчонка оставили в зимовье. Когда вернулись, его уже там не оказалось. Дверь была закрыта на крючок. Куда делся волчонок? Стали разбираться. Возле зимовья обнаружили следы волчицы: видимо, непутевая мать, потерявшая своего ребенка, пришла за ним по следу. Волчица, очевидно, скулила, и ее дочь начала искать пути к побегу. Оконное стекло в зимовье было толстое, от гусеничного трактора, но прибито слабо на несколько гвоздей. Волчонок забрался на стол и, судя по всему, смог это стекло немного отодвинуть, а дальше, возможно, побегу помогла мать. Больше мы не видели ни ее, ни волчонка.

Соболь

Наталья Коллегова/Pixabay

Важным звеном сибирской экосистемы и ее украшением является соболь. Постоянное преследование человеком выработало в его поведении особую осторожность к незнакомым предметам и пищевым приманкам. Он как будто бы читал пословицу, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке, а цена любопытной беспечности — жизнь. Охота на соболя требует знаний, навыков, хорошей физической подготовки и снаряжения.

В Байкальском заповеднике были попытки содержать соболя в вольере для показа его туристам, но все эти попытки заканчивались побегом животного. Соболь делал подкопы, искал слабое звено в сетке забора и находил возможность убежать на волю.

В результате проект удался, когда в зверохозяйстве мы закупили парочку двухмесячных соболят, и, чтобы приручить, сперва выращивали их в домашних условиях, и только потом пересадили в вольер. На первом этапе мне пришлось ухаживать за ними, и я узнал много интересного из соболиной жизни.

Так, например, у соболей нет привязанностей к человеку, как у собак и кошек, они просто терпят его, как источник пропитания, а на самом деле человек соболю всегда был врагом. Несмотря на это, из двух наших соболят самка оказалась очень общительной и во время кормления забиралась ко мне под куртку, в карманы, на голову, чем доставляла удовольствие себе и туристам. Самец, более серьезный, выходил из убежища на кормление в утреннее и вечернее время, а не по вызову. Он мог схватить за просунутый в сетку палец и делал это не раз.

Была и такая запомнившаяся встреча с этим животным. Я часто вечером прогуливаюсь по экологической тропе с деревянным настилом. В апреле, когда бурундуки начали бегать по настилу, освободившемуся от снега, я стал подкармливать их кедровыми орехами. Но вскоре появились следы соболя, который поймал пару бурундуков и начал поедать кедровые орехи с подкормки.

Через некоторое время я увидел и самого этого соболя, который почему-то не убегал от людей, а залезал на нижние ветки дерева и с любопытством разглядывал проходящих мимо, а они — его. Такого я еще не видел в дикой природе. Я стал подкладывать соболю орешки, и в результате у нас сложилось что-то вроде дружбы: животное начало приходить к кормушке, располагавшейся в конце тропы, а я подкладывал в нее угощения. При моем появлении соболь, не прекращая есть, начинал урчать, и мне приходилось останавливаться поодаль и ждать конца его трапезы. Наевшись, соболь забирался на кедр, всем видом показывая, что я ему надоел и он уступает мне дорогу. Однажды я остановился рядом с ним, поговорил с соболем за жизнь, а он смотрел на меня бусинками своих черных глаз и как будто все понимал. После этой встречи он больше на меня не урчал, и мы с ним часто встречались у кормушки. В новогодние каникулы на тропе было много народу с детьми и даже домашними собаками, и, видимо, все они сильно напугали соболя. Он исчез на три недели, а когда появился, уже не разглядывал нас с дерева, а просто уходил. Я построил ему новую кормушку и спрятал ее под настил, под которым он бегал, как в "метро", охотясь на мышей. Работники заповедника построили еще две кормушки и около одной из них, для подкормки мясом, установили фотоловушку.

В скором времени в ее объектив попал второй соболь, которого "хозяин" иногда гонял от кормушки, и они приходили в разное время. В результате вдоль тропы стало много следов, а иногда одного из наших соболей-смельчаков можно было увидеть своими глазами, что восхищало туристов. С наступлением весны мы прекратили подкормку соболей, а кормушку разобрали, чтобы ее не разрушил медведь. Теперь ждем нового сезона. Вернутся ли соболя?

Северный олень

Лев Федосеев/ТАСС

Придя на работу в научный отдел заповедника, я сразу попросился изучать тему экологии дикого северного оленя. Изучать северного оленя непросто: для этого требуется научный стационар в гольцовой (выше границы леса. — Прим. ред.) части хребта. А для этого нужны комфортные условия, ведь и в июле, в самое теплое время года, погода в этих местах оставляет желать лучшего: частые дожди, порывистый ветер и даже ночные заморозки. Но, наконец, закипела нормальная научная работа. Она заключалась в том, чтобы обнаружить северных оленей на снежниках, где они спасаются в дневное жаркое время от кровососущих насекомых, сфотографировать их и посчитать половозрастной состав группы. Попутно считали медведей, благородных оленей, которые также убегают в гольцы от жары и гнуса, особенно самцы-пантачи с молодыми рогами. В это время можно многое увидеть и сделать хорошие снимки.

Сначала мы пытались скрытно подобраться к стаду и начинали фотографировать издалека, чтобы олени не убежали, но олени обнаруживали нас, убегали, а затем возвращались, и так повторялось по несколько раз.

Чего мы только ни делали, чтобы все-таки заснять оленей! Приходили, ложились неподалеку, устанавливали аппаратуру и просто ждали, когда олени придут на "фотосессию". Потом, чтобы приучить животных к определенным местам, мы начали выкладывать блоки каменной соли, но олени не знали, что это такое, и часто просто проходили мимо. Рядом с одной из таких соляных приманок мы установили фотоловушку, а через год, проверяя ее, обнаружили, что она сняла всех местных обитателей — от ворон до медведя, но особой пользы в деле изучения оленей не принесла. Они дважды проходили мимо, и лишь после того, как соль обнаружила самка изюбря с теленком, которые со всех сторон облизали приманку, его заметили северные олени: они съели всю соль, даже землю соленую до щебенки.

"Поймать" северного оленя вообще сложно: тут мешает и погода (в марте, например, может быть пурга со шквалистым ветром и мороз ниже сорока градусов), и браконьеры. В плохую погоду олени, вероятно, прячутся в складках местности, кормятся на выдувах, где нет снега, а ягель открыт, но найти их в это время очень трудно.

Что касается браконьерства, то на территории Байкальского заповедника до 1978 года насчитывало около 150 северных оленей, а в последующие годы встречались только по пять или шесть особей. Понадобилось более 30 лет, чтобы численность популяции поднялась до 30 голов. Последний раз учет северного оленя я проводил в 2015 году. Недалеко от горы Сохор мне удалось обнаружить стадо, состоящее из самок с молодняком. А раз есть молодняк — все не так плохо.

Колонок

CC BY-SA 3.0 Dibyendu Ash/commons.wikimedia.org/ CC BY-SA 3.0

Колонок — зверек среднего размера семейства куницеобразных — не удостоился такой славы, как соболь, куница, горностай, хоть и относится к промысловым видам пушных зверей и добывается охотниками на пушном промысле. Цена шкурки не очень высокая, но добывание иногда проходит сложно и энергозатратно. Колонок, как и соболь, использует для своего убежища дупла поваленных или растущих деревьев, каменные россыпи, крупные валуны, а когда еще нет снега, то не сразу разберешь, на кого лают собаки. У меня был забавный случай.

Однажды вечером, возвращаясь с охоты, на берегу реки Темник я увидел другого охотника, который надувал резиновую лодку, а собаки неподалеку лаяли на кого-то и что-то самозабвенно "рыли". Мои молодые собаки присоединились к ним. Я еще не успел подойти поближе, как между собак внезапно выскочил колонок. Он быстро оценил расстояние до ближайших деревьев — далековато… подбежал к охотнику и запрыгнул ему на голову. Таким образом, он нашел более высокую точку, спасаясь от собак.

Я закричал, чтобы мужик падал на землю, что он и сделал, а колонок спрыгнул с головы ошалевшего охотника и, воспользовавшись всеобщей суматохой, добежал до спасительных камней. И был таков. Потом мы, конечно, падали от смеха, а в тот момент было совсем не до веселья.

Росомаха

CC BY-SA 4.0 Rigelus/commons.wikimedia.org CC BY-SA 4.0

В дикой природе врагов у росомахи нет, статистика приводит два процента гибели росомах от волков. Скорее всего, это гибнет молодняк при встречах с такими же молодыми волками. Матерые волки не будут драться с росомахой из-за вероятности получить серьезные травмы, а еще у нее, как у скунса, есть специальная железа — настоящее "химическое оружие". Мне самому не довелось видеть росомаху вблизи — лишь один раз она мелькнула на тропе и исчезла, а второй раз мои лайки, отлично обученные, например, для охоты на медведя, "засекли" крупного самца этого животного в лесу и бросились было за ним в погоню, но так и остались ни с чем. Помню удивленное выражение на их мордах — росомаха не оставила этим опытным собакам ни шанса. Мне запомнился один момент, увиденный однажды в фильме, как два молодых волка в лесу встретили росомаху и один из них подбежал к ней. Росомаха легла на спину и предложила волку четыре когтистых лапы и оскаленную пасть, волк перепрыгнул через росомаху, а она протянула лапу, почти коснувшись его живота, но на этом все и завершилось — волки побежали по своим делам. Росомаха показала им, что при желании она легко могла вскрыть живот у каждого из них, но не стала этого делать!

Горностай

CC BY-NC-ND 2.0 Sergey Yeliseev/flickr.com CC BY-NC-ND 2.0

Что касается горностая, то был один случай в городе Черняховске, в воинской части, где я служил. Возле казармы стоял большой мусорный ящик, в котором даже днем хозяйничали крысы. Однажды я наблюдал, как из-под фундамента казармы появился горностай, запрыгнул в этот ящик и вскоре выпрыгнул обратно с огромной крысой. Крыса была в два раза больше горностая, но он затащил ее в дыру под фундамент и вернулся за очередной жертвой. При мне он поймал трех крыс, но после мне пришлось уйти, и я так и не узнал, с каким "счетом" завершилось это противостояние. Домашняя кошка очень долго воюет с крысой, и не каждая может ее убить, а горностай как будто играючи таскает их одну за другой!

Когда я охотился в угодьях Нижней Тунгуски, у нас в зимовье поселился горностай. Мы с напарником его часто видели, когда он выходил из-под нижнего бревна зимовья или заходил обратно. Охотничьих лаек отучили на него лаять, и они почти не обращали на него внимания. Польза от такого соседства была большая. Все мешки с продуктами были целыми, мышиных следов около зимовья не было.

Еще один интересный случай произошел на водоразделе хребта Хамар-Дабан. Мы с напарником шли по маршруту учета северных оленей. Июльским утром на многих склонах хребта лежал снег, и мы осматривали в бинокль эти снежники, а заодно все вокруг себя. Мое внимание привлек горностай, бегающий неподалеку. Я сказал молодому напарнику, чтобы он взял камеру и приготовился к съемке, а сам начал подражать писку мыши.

Горностай насторожился, а затем прибежал к нам, бегал вокруг моих резиновых сапог и стал искать мышь. Удержаться от смеха было невозможно, жаль, не сохранилась съемка…

Тропа к природе (от редакции)

Очевидно, что, будучи охотником и лесником, Николай встречался со многими животными в их естественной среде обитания. А вот обычному человеку, городскому жителю, вряд ли улыбнется когда-то удача встретить такое количество лесных обитателей разом. Но чтобы каждый мог поближе прикоснуться к природе, ощутить ее красоту и при этом не навредить, на территории заповедников и особо охраняемых природных территориях сегодня создаются экологические тропы — как та, на которой в Байкальском заповеднике у нашего героя происходили встречи с соболями.

Экотропы создаются в России в рамках федерального проекта "Сохранение биоразнообразия и развитие экотуризма", который входит в нацпроект "Экология". В рамках проекта новые экотропы появятся в более чем 20 заповедниках и национальных парках нашей страны. Нацпрограмма рассчитана на срок до 2024 года, но уже к 2022 году турпоток на особо охраняемых территориях должен вырасти почти вдвое и составить около 8 млн человек в год (сейчас это примерно 4 млн).

К этому же сроку в России появятся еще 24 заповедные территории. Кажется, совсем скоро возможность лично познакомиться с героями историй Николая Володченкова появится у каждого из нас! Как и с самим Николаем Николаевичем — сегодня он заботится о работе музея Байкальского заповедника и водит в нем экскурсии.

Чем не повод побывать на природе?

Алена Шаповалова, Светлана Зорина