Статья

20 НОЯБ, 09:30

Стильно, модно, убивает: почему наша одежда уничтожает экологию и как с этим бороться

Бывший редактор модного глянца — с заботой об экологии специально для портала "Будущее России. Национальные проекты", оператором которого является информационное агентство ТАСС

Здравствуйте, меня зовут Света, и я шопоголик. Думаю, что эта проблема знакома многим из тех, кому сейчас около тридцати: в нашем детстве, которое пришлось на лихие 90-е годы, либо одежда стоила слишком дорого, либо достать ее было слишком сложно. Теперь найти гармоничное сочетание цены, качества, фактуры, материала и стиля может любой — было бы желание. У меня это желание есть. Я много лет проработала в глянцевых изданиях. Они навсегда привили мне не только не восприятие дорогих брендов, но и любовь к моде как к социокультурному явлению.

Вероятно, я бы долго еще не задумалась о разумном потреблении (признаться честно, поведение друзей, которые в последнее время стали массово исповедовать принцип zero waste (это концепция, предполагающая "ноль отходов"), меня несколько настораживало). Но потом в России стартовал нацпроект "Экология", и о проблеме отходов массово стали писать. И тогда я поняла ужасное: я — часть мировой экологической катастрофы.

Пластмассовый мир победил

Текстильная промышленность по всему миру ежегодно выбрасывает в атмосферу более миллиарда тон углекислого газа — больше, чем все международные авиаперелеты и судоходство вместе взятые. Такие данные приводила в 2018 году в интервью Deutsche Welle эксперт Greenpeace Кристин Бродде. Fast fashion, или "быстрая мода", диктует свои правила: срок жизни стильных трендов становится все короче, выбор в магазинах — все больше, и мы, не задумываясь, с головой бросаемся в чан потребления и не задаемся вопросом, что будет потом. Не впечатлены масштабами выбросов CO2? Тогда вот еще немного цифр.

Сотрудницы швейной фабрики Артем Геодакян/ТАСС

По данным Greenpeace, в настоящее время около 60% всей одежды производится из полиэстера, который делают из синтетических полиэфирных волокон, а их, в свою очередь, получают в результате переработки нефти. Точно так же — из нефти — изготавливаются акрил и нейлон.

Переработка нефтепродуктов приводит к выбросу в атмосферу вредных веществ. Их микрочастицы при каждой стирке синтетики, которую мы носим, попадают в сточные воды, а оттуда — в реки и моря, где могут разлагаться десятилетиями и негативно влиять на подводную фауну. Это влияние еще только предстоит изучить в полной мере.

Захотелось немедленно сжечь всю синтетику, что скопилась в доме? Не торопитесь: при горении она выделяет токсичные вещества. Впрочем, по данным, которые приводит организация Trusted Clothes, выкинуть колготки и полиэстеровые блузки — тоже не лучший выход: созданная из синтетических волокон одежда не подвержена биологическому разложению, и для того, чтобы начать портиться, ей сперва нужно пролежать на свалке не менее 30 лет.

К слову, искусственный мех, за который ратуют защитники живой природы, тоже делается из акрила, нейлона и полиэстера. Спору нет, такие изделия куда более этичны по отношению к шиншиллам и соболям, чем шубы и шапки из натурального меха, но разлагаться на помойках они будут столетиями. При этом, по оценкам специалистов, носятся шубки из "чебурашки" не более одного сезона.

Опасная естественность

Решили перейти на "экологичные" ткани, например такой родной и знакомый с детства хлопок? Не торопитесь ликовать, что почти спасли планету: натуральные волокна также небезопасны. Хлопок, лен и шелк, прежде чем стать футболкой или платьем, проходят массу технологических обработок: их красят, отбеливают, выдерживают в химических веществах, которые попадают не только в атмосферу, но и в грунтовые воды. Да и задумывались ли вы когда-нибудь о том, что представляет из себя хлопковая плантация?

Комбайн во время сбора хлопка в Буденовском районеКомбайн во время сбора хлопка в Буденовском районе Иван Губский/ТАСС

В настоящий момент хлопок используется для производства примерно 40% всей одежды в мире. При этом само по себе его выращивание — трудоемкий процесс, требующий колоссального потребления воды. Причина проста: в основном хлопок растет в сухих регионах, таких как, например, страны Средней Азии или Индия. По данным Всемирного фонда дикой природы (WWF), для производства килограмма хлопка (эквивалент одной футболки или пары джинсов) нужно 20 тыс. литров воды. По оценкам экспертов, от 17% до 20% загрязнения промышленных вод, которые потом сливаются в реки и моря, происходит в результате обработки и окрашивания текстиля. Для этого используются около 8 тыс. различных химикатов.

Кроме того, хотя общая площадь хлопковых плантаций составляет лишь 2,5% сельскохозяйственных земель в мире, именно они потребляют 16% всех инсектицидов и 6,8% всех гербицидов, используемых на планете. Нужно ли говорить о том, к чему это приводит? Яркий пример — тучи ядовитой пыли, которые разносят ветра со дна высохшего Аральского моря. Это одно из самых трагичных последствий необдуманной деятельности человека.

Мертвое море

Арал начал высыхать еще в 1960-е годы, когда в Узбекистане, Туркменистане и Казахстане стало активно развиваться сельское хозяйство, в том числе хлопководство. От питающих море (которое на самом деле было соленым озером) рек Сырдарья и Амударья начали строить отводящие каналы для орошения полей, что стало одним из решающих факторов обмеления. В результате сегодня на месте моря-озера образовалась песчано-солончаковая пустыня Аралкум.

Люди, жившие раньше на берегах моря, превратились в жителей пустыни. Усилились ветра, зимой стало холоднее, а летом — засушливее и жарче. Но это не единственная проблема: ветра поднимают с обнажившегося дна бывшего моря тучи химических отложений, образовавшихся, когда в воды Сырдарьи и Амударьи активно стекали удобрения с полей.

В 2018 году первый президент Казахстана Нурсултан Назарбаев приводил страшные цифры: объем ядовитых солей, поднимаемых ветрами со дна высохшего озера, составляет 80 млн тонн в год. Не поленитесь, поищите картинки в Google или посмотрите пару фильмов на YouTube — мир "Безумного Макса" гораздо ближе, чем нам кажется. Он уже здесь.

Пеликаны в Аральском море, 1988 г.Пеликаны в Аральском море, 1988 г. Юсупов Борис/ТАСС

Сегодня с проблемами, которое иссохшее озеро оставило на память незадачливым людям, в государствах Средней Азии борются по-разному: если в Узбекистане на дне бывшего моря высаживают солеустойчивые растения, которые увлажняют почву и препятствуют возникновению песчаных бурь, то в Казахстане, например, сосредоточились на решении проблемы Малого Арала — оставшейся на территории республики части бывшего полноводного озера. Здесь благодаря плотине удалось не только повысить уровень воды, но и отчасти возродить рыбную отрасль. Кроме того, в Узбекистане пересмотрели подход к сельскому хозяйству: так, по данным газеты "Известия", если в советские годы в республике собирали около 6 млн тонн хлопка, то теперь лишь около 3,5 тонн, а упор делают на выращивание менее влагоемких культур и овощей.

Мусорная Швейцария

Но вернемся в Россию, ведь наглотавшиеся пластика киты и пустыня на месте теплого моря — это не то, что мы видим из окна каждый день.

В 2018 году замглавы Генпрокуратуры Александр Буксман приводил такие цифры: по состоянию на 1 января 2018 года на территории нашей страны было размещено свыше 30 млрд тонн отходов. Эти объемы сложно себе даже представить. Полигоны твердых бытовых (или коммунальных) отходов (ТБО или ТКО) и свалки занимают около 4 млн га — это сопоставимо с площадью Швейцарии и Нидерландов. По данным Минприроды, которые озвучивал в интервью ТАСС в январе замглавы ведомства Денис Храмов, в России образуется примерно 70 млн тонн отходов в год.

Для борьбы с "превосходящими силами противника" реализуются, в частности, федеральные проекты, входящие в нацпрограмму "Экология", — "Чистая страна" и "Комплексная система обращения с твердыми бытовыми отходами". В рамках первого планируется к 2024 году ликвидировать все несанкционированные свалки в городах и самые опасные объекты накопленного экологического вреда (брошенные предприятия, места скопления промышленных отходов и так далее), а в рамках второго в стране сформируют современную систему обращения с твердыми коммунальными отходами. К концу 2024 года на обработку, как планируется, будет отправляться 60% коммунального мусора (сейчас эта доля составляет всего около 4-5%). Кроме того, с 1 января начался еще и переход на новую систему обращения с ТКО. Но давайте задумаемся, откуда изначально берется мусор?

Мусоросортировочная линия на Гусинобродском полигоне Новосибирска Кирилл Кухмарь/ТАСС

Он берется из наших квартир

По данным Росприроднадзора, объем ТКО, то есть тех отходов, которые образуются у нас с вами дома, — 55-60 млн тонн в год. При этом 40% из них — органические отходы, 35% — бумага, 6% — пластик. Доля текстиля составляет, по разным оценкам, от 3% до 9% (до 5,4 млн тонн).

По данным, которые в конце октября привели эксперты аналитической службы международной аудиторско-консалтинговой сети FinExpertiza, лидерами по выработке твердых коммунальных отходов в России являются Москва, Подмосковье, Краснодарский край, Ростовская область и Татарстан. По данным за прошлый год, на Москву пришлось 26,8 млн кубометров отходов, на Московскую область — 20,4 млн кубометров, Краснодарский край — 15 млн, Ростовскую область — 12,4 млн, Татарстан — 12,2 млн. Всего в России за год генерируют 346 млн кубометров отходов, а в названных субъектах — четверть этого объема.

И это те миллионы тонн мусора, которые производит каждый из нас — лично я, лично вы, лично ваши родители, соседи и друзья. Потому как сложно обвинить даже самое "грязное" производство в том, что оно выбросило на помойку пару миллионов тонн кофточек, которые стали малы, и рваных носков без пары.

Примерно об этом я думала, проводя очередную уборку в шкафах. В огромную "челночную" сумку летели ставшие ненужными свитера, надоевшие джинсы, блузка, любимая футболка мужа, похожая, скорее, на половую тряпку после пяти лет преданной носки. В результате набралось, по самым примерным подсчетам, около 50 кг одежды, старых полотенец, постельного белья. И я поняла, что надо сказать себе "Стоп!". 50 кг — это уже полцентнера, а где полцентнера — там и центнер, а там и десять, там и тонна, там и мусорные полигоны размером со Швейцарию. Но и держать все это дома больше нельзя. Так как же быть?

Переполненные мусорные контейнеры во дворе одного из жилых домов города Донат Сорокин/ТАСС

Делай раз: вещи можно отдать

Кажущийся самым простым вариант — отдать вещи тем, кому они нужнее. Для этого существует множество площадок — от "Юлы" и Avito до "Дарудар" и тематических групп в социальных сетях. Если ваш внутренний куркуль не готов просто так, задаром, расстаться с любимыми брюками или остромодными шипастыми сапогами из 2000-х, то вы даже можете попытаться назначить за них какую-то цену. Но по опыту могу сказать, что раскупаются ношеные вещи неохотно. А вот поменяться на что-то гораздо реальнее. Причем в качестве обмена иногда предлагают как другие вещи, так и шоколадку или пакет сока.

Плюсы метода: минимум телодвижений. Минусы метода: минимум телодвижений — это только на первый взгляд.

На деле вам тысячу раз напишут с предложением самостоятельно привезти ваши вещи на другой конец города в 8 утра в воскресенье, зададут миллион вопросов и попросят дополнительные фотографии, но вещь при этом так и не заберут. Особенно если вы хотите в обмен хотя бы шоколадку.

Чуть более креативный вариант — отдать вещи тем, кто найдет им лучшее применение. Здесь к вашим услугам такие проекты как "Добрые вещи", "Свалка", магазин "Второе дыхание" одноименного благотворительного фонда, а также многие другие аналогичные сервисы. Как это работает? Вы просто звоните и договариваетесь, в какое время к вам приедут и заберут вещи, или можете сами привезти и сдать их в пункты приема. По данным "Второго дыхания", например, в 2018 году фонд принял около 300 тонн ставшей ненужной одежды. Часть вещей эти проекты продают в своих магазинах, а часть вещей или прибыли от продажи отправляется на социальные проекты и помощь нуждающимся.

Плюсы метода: шаг к осознанному потреблению сделан. Минусы метода: судя по отзывам в интернете, многих людей смущает, что такие проекты, например те же "Добрые вещи", не полностью благотворительные, часть вещей отправляется в перепродажу. Но такова суть социально ориентированного бизнеса.

Пункт приема ненужной одежды в Москве Александр Щербак/ТАСС

Если же вы как раз из категории описанных выше подозрительных граждан, есть еще один путь — отдать вещи в местный социальный центр или церковь. Не все храмы принимают одежду, поэтому сперва лучше навести справки. Кроме того, если вы хотите, чтобы ваши вещи послужили нуждающимся, можно связаться с профильными фондами, например "Милосердие" или "Справедливая помощь доктора Лизы". Также вещи можно отдать на станции дезинфекции, одно из направлений работы которых — обработка бездомных, чья одежда не всегда подлежит очистке и восстановлению. Адреса конкретных храмов, благотворительных центров и организаций, которые принимают вещи, обычно размещаются на порталах городских властей или сайтах муниципалитетов.

Плюсы метода: вы действительно делаете доброе дело и совершенно бескорыстно. Минусы метода: вероятно, в данном случае вещи придется отвезти самостоятельно.

Все еще не нашли свой вариант? Тогда попробуйте фримаркет — это мероприятия, где люди встречаются, общаются, меняются вещами или продают их за символическую плату. Так, например, узнать расписание московских фримаркетов можно в группе "ВКонтакте" — любая тематика, любые вещи.

Плюсы метода: это вариант для общительных и активных! Минусы метода: это вариант для общительных и активных.

Все-таки не готовы расставаться с вещами бесплатно? Ваш вариант — отдать в переработку или сдать в секонд-хенд или корпорациям! Самый известный способ — осчастливить ближайший магазин H&M, где за каждую сданную в переработку вещь вам дадут скидочный купон на следующие покупки. Многие секонд-хенды также покупают вещи у населения, особенно те, что находятся в состоянии новых. Кроме того, можно поискать в своем регионе предприятия, которые принимают текстиль в переработку. Как правило, они предпочитают работать с профильными цехами и фабриками и принимают текстиль тоннами, но можно найти и тех, кто выкупает его килограммами у населения. Потом очищенный и переработанный текстиль превращается, например, в известный всем синтепон, а иногда и в новую ткань.

Плюсы метода: копейка рубль бережет! Минусы метода: придется поискать свой вариант, сравнивать разные предложения, а еще, опять же, самому везти свои вещи к пункту приема.

Пункт сортировки ненужной одежды в Москве Александр Щербак/ТАСС

Делай два: вещи можно использовать повторно

Прошли те времена, когда необходимость надеть перешитую мамину юбку воспринималась как способ опозорить себя на всю школу до самого выпускного. Теперь разного рода рукоделие, особенно в том, что касается повторного использования тех или иных вещей, — это самый модный тренд.

Если вы уверены, что ничего лучше ножки для табуретки или кривоватого фартука, изготовленных когда-то на уроках труда, у вас все равно не выйдет, можно поискать в социальных сетях мастериц, у которых все получилось, — и для вдохновения, и для того, чтобы, возможно, помочь им материалом. Кроме того, на помощь приходят поисковики: поверьте, мне не удалось придумать ни одного запроса, на который мне не выдал бы ответ Google. "Что можно сделать из старых…" — пишете вы и наслаждаетесь результатами. Часто они действительно стоят того.

Так, я теперь знаю, что из старых джинсов, помимо самого банального варианта "обрезать и сделать шорты", можно соорудить лежанку для кота, сумку, новую обивку для стульев и даже чехлы для уличных вазонов с цветами.

Я уже не говорю о том, что нет такой одежды, которая не может в следующей жизни стать плетеным из лент ткани ковриком (помните такие в нашем детстве? А теперь это тренд!) или одеялом в технике пэчворк.

В процессе изысканий я нашла даже целые сайты, специализирующиеся на советах для тех, кто хочет сделать что-то новое из чего-то старого. Сомневаюсь, конечно, что стану шить гамак из старых брюк карго, которые любит мой муж, или кромсать старую мамину шубу на теплые стельки для всей семьи, а также делать подстаканники из надоевшего пальто, но вот идея изготовления стильного снуда из надоевшей шелковой блузки меня увлекла.

В конце концов, не так уж важно, с чего каждый из нас сделает первый шаг к разумному потреблению, не так ли?

Подготовила Светлана Зорина