Технологии в текущем кризисе помогают не только вести полноценную жизнь — работать и общаться с близкими, находясь в самоизоляции, но и проводить лечение, в том числе и реабилитацию. Например, Клиника медицинской реабилитации, которая входит в Национальный медико-хирургический центр имени Н.И. Пирогова Минздрава России, уже давно использует удаленную платформу для реабилитации на дому и практикует лечение с помощью VR-технологий. Корреспондент портала "Будущее России. Национальные проекты", оператором которого является ТАСС, на примере Пироговского центра узнала, как технологии позволяют вдохнуть в пациентов новую жизнь.

Как обмануть мозг

Самым цифровым и инновационным местом в клинике медицинской реабилитации Пироговского центра можно по праву назвать лабораторию цифровой реабилитации. Как рассказал порталу руководитель клиники врач-невролог, доктор медицинских наук Вадим Даминов, это первая в России площадка виртуальной реальности такого рода. Всего на ней представлено 11 различных VR-комплексов для реабилитации.

VR (по-русски читается "виар") — технологии виртуальной реальности, толчок которым дала игровая индустрия. В Пироговском центре же их адаптировали уже для реабилитационных задач.

Высокотехнологичные тренажеры погружают пациента в виртуальную реальность, где ему даются различные задания — поднять руку, начертить круг, погладить дельфина, соединить два предмета. Чтобы заинтересовать участника, все это сделано в игровой форме.

Руководитель клиники врач-невролог, доктор медицинских наук Вадим Даминов Валентин Федоров/Будущее России. Национальные проекты

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

14.ОКТ., 19:48

Сколько будет стоить развитие искусственного интеллекта и робототехники в России? Инфографика Сколько будет стоить развитие искусственного интеллекта и робототехники в России? Инфографика

"Чем VR-технология интересна для реабилитации — мозг можно обмануть,— поясняет Даминов. — Если пациент после инсульта может поднять паретическую (ослабленную, частично парализованную — прим. ред.) руку до определенного уровня, и это предел его мнимых возможностей, то в виртуальной реальности он может поднять ее высоко, повторяя за кем-то от имени своего "аватара".

Как именно это работает? По словам врача, нейроны первичной моторной коры особенно активизируются с помощью такого феномена, как визуальная дисторсия: виртуальное изображение искажается точно так же, как и реальное при зрительном восприятии. Таким образом, по сути, мозг обманывается.

"Важно, что потом этот навык закрепляется по выходе из виртуальной реальности", — поясняет Даминов.

Виртуальная дельфинотерапия

В одном из кабинетов центра представлено сразу несколько таких VR-систем. Например, один из тренажеров на двигательную реабилитацию использует игровую консоль Kinect, разработанную Microsoft. Он рассчитывает движения с помощью сенсоров, следит за точным выполнением пациентами задания, например поднятия руки.

"Вот смотрите, — показывает Даминов, — сейчас программа оценит его возможности, насколько он может поднять руку, насколько может отвести ее, потом появится дельфин. Дельфин будет плавать, пациент будет взаимодействовать с ним, кормить его рыбой, гладить. Все движения засчитаны, формируется статистика — что получилось, что нет".

Занимательный факт: несмотря на то что это оборудование американской компании, все программное обеспечение полностью российское — от волгоградских разработчиков, а звуки дельфинов для саундтрека записывались в крымской бухте на второй-третий день после присоединения Крыма к России, рассказал врач.

В этой же комнате можно найти и привычные для геймеров шлемы виртуальной реальности — Oculus и HTC Vive. Всего в клинике около 20 таких шлемов.

В большинство из них включена технология "антиболь", рассказывает Даминов. То есть при реабилитации, например после тяжелой операции, пациенты надевают шлем, и там им показываются сюжеты, которые снижают восприятие боли. Это может быть имитация путешествия по лесу, подводному миру, полета над горами и др.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

29.АВГ., 09:00

Это не игрушки: как VR-тренажеры и AR-очки меняют работу реального сектора экономики Это не игрушки: как VR-тренажеры и AR-очки меняют работу реального сектора экономики

Большинство шлемов имеет систему айтрекинга, то есть слежения за взглядом. Таким образом, с помощью них могут заниматься даже полностью обездвиженные пациенты. Человек может глазами дать команду "хочу воды" или "хочу в туалет" и уведомить об этом медсестру. Планируется, что в будущем, используя такие системы, человек сможет взаимодействовать не только с медперсоналом, но и с внешним миром, выходя в интернет, говорит Даминов.

Такие системы используют не только упомянутые VR-технологии, но и другие, которые у всех на слуху, — тот же искусственный интеллект. Один из тренажеров способен подстраиваться под конкретного пациента, и если он "видит", что человек устал или не может выполнить задание, предлагает уровень попроще.

В следующей комнате оказывается только один большой тренажер, где пациент подключен к куче проводов и… плавает как рыба. Буквально.

"Это разработка из Сколково, созданная российским врачом-педиатром Ильдаром Рахматуллиным, — рассказывает Даминов. — На тот момент это был первый безопорный робот. Изначально он сделан для пациентов со спинальной травмой как с полным, так и неполным разрывом спинного мозга. Такими движениями, которые близки к движениям млекопитающих, к движениям младенца в утробе матери, запускаются процессы генерации, чтобы восстановить собственные движения пациента".

Чтобы заставить обездвиженные мышцы двигаться определенным образом, имитируя движения рыбы, в тренажер встроены две системы электростимуляции: прямая — на зону поражения (как правило, спинного мозга), и функциональная — к мышцам нижних конечностей. Все это помогает мышцам правильно сокращаться и "вспоминать", как надо двигаться.

Сам пациент, помимо прочего, надевает шлем виртуальной реальности, симулирующей акваторию океана, словно он сам плавает среди рыб, медуз, дельфинов.

Дистанционный реабилитолог

По словам врачей-реабилитологов, одна из основных проблем в этой области состоит в том, что как только человек выписывается из клиники, он перестает выполнять упражнения и снова попадает в реабилитационный центр. Чтобы решить эту проблему, в клинике разработали "Степс Реабил" — специальную платформу телереабилитации. Ее можно использовать как в клинике, так и дома. Платформа включает в себя больше 3 тыс. видеороликов, подготовленных реабилитологами и направленных на различные сценарии реабилитации.

"Это не просто видеоинструкции, — говорит Ирина Горохова, заведующая кабинетом телемедицины клиники. — Это персонифицированный комплекс двигательной реабилитации, который в домашних условиях становится максимально приближенным к стационарным условиям. Здесь правильные персональные упражнения в правильном порядке с правильным количеством повторений".

Преимущества программы в том, что она не требует носителя или скачивания на компьютер. Пациенту после выписки из клиники на почту присылают ссылку, открыв которую он входит в "Степс Реабил", где уже собран индивидуальный комплекс упражнений. Причем со временем инструктор-реабилитолог может менять упражнения удаленно, с каждым новым уровнем подстраивая программу под конкретного пациента. Для мониторинга состояния пациента предусмотрено специальное тестирование, по результатам которого врач может оценить прогресс. Если все-таки пациенту что-то непонятно, то он может выйти на связь со специалистом и получить консультацию.

По словам Даминова, несмотря на простую идею, платформа решает важную задачу: заставить человека продолжить делать правильные упражнения для скорейшей реабилитации уже вне стационара, но при этом снять нагрузку с медперсонала. По его словам, проводить телемедицинские сеансы в таком виде было бы невозможно — у клиники просто нет такого количества специалистов. "Степс Реабил" как раз позволяет найти индивидуальный подход к каждому выписавшемуся, но сделать это максимально эффективно.

Программа переведена на английский язык и поставлялась также в Италию и Чехию.

Отвлечься и расслабиться

Реабилитация — зачастую сложный процесс, требующий психотерапевтической помощи. И здесь сотрудники клиники решили подойти технологично — использовать VR. Клинический психолог Пироговского центра Татьяна Коробова считает, что VR особенно эффективен для работы с пациентами, имеющими спинальную травму или перенесшими инсульт.

"Например, это люди, которые стали инвалидами и больше никогда не смогут ходить. Такие пациенты, как правило, очень тяжело идут на психотерапевтический контакт, не раскрывают своих переживаний, — говорит Коробова. — И здесь VR оказывается просто бесценным помощником. Во-первых, это интересно, свежо и вроде бы не имеет никакого отношения к пациенту и его травме, а во-вторых, позволяет его расслабить и разговорить. Можно предложить пациенту программу исходя из его интересов и, как только он расслабится, потихоньку подбирать к нему какие-то ключики, чтобы наладить контакт".

Пока пациент смотрит на горы или море и слушает пение птиц или шум прибоя, специалисты могут задавать вопросы, затрагивающие переживание и выражение эмоций. Помимо релаксационных программ есть и игровые.

Шлемы виртуальной реальности Валентин Федоров/Будущее России. Национальные проекты

Светлана Сокольских, логопед-афазиолог Пироговского центра, также отмечает важность использования VR-технологий в своей области. Сейчас они используются как дополнительный метод — одно из заданий на логопедическом занятии.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

01.МАР., 15:57

Старые проблемы и новые технологии: с чем сталкиваются управленцы в здравоохранении Старые проблемы и новые технологии: с чем сталкиваются управленцы в здравоохранении

"Пациент погружается в виртуальный мир, после этого он просматривает, например, мультик про ежика, — рассказывает она. — Затем ему нужно либо ответить на вопросы, которые задает логопед, либо сделать устный или письменный пересказ — зависит от степени тяжести речевого нарушения. Практически все пациенты отмечают, что занятия становятся более интересными".

По словам Сокольских, логопедические занятия не отличаются друг от друга, тогда как виртуальная реальность привносит что-то новое, увлекает пациентов и мотивирует их. "Кроме того, VR хорошо работает как эмоциональная разгрузка. Многие логопедические задания очень сложные, нужно как-то отвлекать пациентов, и виртуальная реальность идеально для этого подходит", — заключает она.

Не VR единым

Такая реабилитация нравится не только врачам, но и пациентам. "Необычно, интересно, эффективно. Это намного более увлекательно, чем с инструктором", — делится впечатлениями пациентка Катя. По ее словам, упражнения в виртуальной реальности добавляют динамичности. Раньше она и представить не могла, что подобное можно применять в такой традиционной сфере.

"Несмотря на любые технологии, только они одни справиться с тяжелыми случаями, конечно, не могут. Все это эффективно именно в комплексе", — отмечает Вадим Даминов.

Каждый день пациенты проходят по шесть-семь часов реабилитации. Помимо виртуальных тренажеров в этот процесс входят двигательная реабилитация, ортопедия, психология.

Однако, несмотря на все плюсы VR-технологий, некоторые эксперты предупреждают и о рисках: например, из-за виртуальной реальности у некоторых людей могут развиться эпилептические приступы. Другие заявляют о низкой эффективности — перенос навыков из виртуальной реальности в обычную жизнь может не произойти.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

12.МАР., 15:42

Институт мозга человека: 30 лет уникальных исследований Институт мозга человека: 30 лет уникальных исследований

"Мы не зафиксировали ни одной негативной реакции на такие процедуры у наших пациентов. А то, что это эффективно, мы уже видим", — возражает Даминов.

Опыт Пироговского центра позволяет собрать данные о применении таких технологий в медицине и подготовить различные исследования. Клиника уже занимается написанием клинических рекомендаций по методикам применения технологий виртуальной реальности в России.

Ирина Ли