Статья

16 СЕНТ, 09:30

Помощь помогающим: что нужно социальным предприятиям для финансовой устойчивости

Кафе "Огурцы"

Портал "Будущее России. Национальные проекты" поговорил с предпринимателями о том, как им удается совмещать бизнес и помощь людям

Сегодня в России такое понятие, как социальное предпринимательство, приобрело четкие характеристики и черты. Социальные предприятия берут на работу граждан из уязвимых категорий или производят товары, необходимые именно таким людям. Эта деятельность закреплена в российском законодательстве и включена в нацпроект "Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы", а значит, может претендовать на господдержку, хотя еще два года назад подобные компании не воспринимались как социально ориентированные. Портал "Будущее России. Национальные проекты", оператором которого является информационное агентство ТАСС, поговорил с предпринимателями о том, как им удается совмещать бизнес и помощь людям.

Возможность или уязвимость?

Статус социального предпринимательства в России был официально закреплен в законодательстве РФ в июле 2019 года. Закон ввел такие понятия, как "социальное предпринимательство" и "социальное предприятие", а также определил правовое регулирование отношений в этой сфере бизнеса. В документе она выделяется как отдельная приоритетная область деятельности малого и среднего предпринимательства (МСП).

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

11 СЕНТ, 09:30

Бабушкины носочки и ненецкие сказки: как работают социальные предприятия Тюмени Бабушкины носочки и ненецкие сказки: как работают социальные предприятия Тюмени

Предприятие считается социальным, если на нем трудоустроены социально незащищенные группы граждан (люди с ограниченными возможностями, сироты, пенсионеры, беженцы, многодетные родители, малоимущие и люди без определенного места жительства), а также если оно выпускает продукцию для таких людей или реализует сделанные ими товары. В то время как статус социального бизнеса уже определен, возможные льготы и преференции для него дополняются и находятся в разработке.

По данным фонда региональных социальных программ "Наше будущее", в России насчитывается более 1,1 тыс. малых предприятий, получивших статус социальных. Большинство (90%) относится к категории микропредприятий: 60% — это индивидуальные предприниматели, 40% — юридические лица.

Мастерская "Простые вещи" Личный архив Марии Грековой

Как отмечают в центре поддержки социальных инноваций и предпринимательства Impact Hub Moscow, важным отличием социального предприятия от благотворительной организации является его финансовая устойчивость за счет дохода от коммерческой деятельности. Работа таких предприятий должна быть параллельно построена на самоокупаемости и вовлечении в деятельность уязвимых категорий граждан.

В центре надеются, что получение статуса социального предпринимателя в России будет в дальнейшем предполагать ряд льгот по налогам и арендным платежам.

Директор центра Екатерина Халецкая также подчеркнула важность информирования об успешном опыте социального бизнеса.

"Поскольку большинство инклюзивных социальных проектов имеют небольшой охват, важно тиражировать успешные практики, чтобы давать возможность большему количеству проектов в разных городах развиваться, становиться финансово устойчивыми, чтобы вместе они помогли самореализоваться большему числу людей с инвалидностью, расширить свое социальное воздействие. По официальным данным, сегодня только четверть трудоспособных людей с инвалидностью в России трудоустроены", — констатировала она.

Бизнес ради смысла

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

7 ИЮЛ, 10:00

"Гордость вместо стеснения": как бизнес меняет жизнь людей с инвалидностью

Основательница инклюзивных мастерских "Простые вещи" и кафе "Огурцы" в Санкт-Петербурге Мария Грекова свой бизнес видит скорее как миссию, а не как способ зарабатывания денег. В ее мастерских и кафе работают люди с ментальными особенностями.

"Специфика работы наших ребят состоит в том, что они не могут работать "в потоке". Мы делаем нашу работу не из-за прибыли — просто стараемся выстроить все так, чтобы предприятие самоокупалось. Не бизнес ради прибыли, а бизнес ради смысла", — поясняет Мария.

Кафе — это второй проект предпринимательницы. Перед пандемией оно вышло на самоокупаемость — месячный оборот достиг 1 млн рублей. Сейчас Мария работает над тем, чтобы вернуться к этим показателям, а также подать документы на включение кафе в реестр социальных предприятий.

Мастерские в свою очередь относятся к некоммерческой организации "Анимационная студия "Да"" и существуют за счет грантов и пожертвований. На зарплаты, по словам Марии, уходит большая часть средств — около 70%, при этом как некоммерческий проект они имеют льготную ставку по страховым взносам. Регистрировать мастерские как социальное предприятие Мария не планирует — придется отказаться от грантов и пожертвований, что может привести к их закрытию.

Приходится учитывать и ряд нюансов. Например, на создание отдельных коллекций (керамических и столярных изделий, графики, футболок и сумок) уходит много времени — до трех месяцев, и торопить сотрудников нельзя. Тем не менее в 2019 году "Простые вещи" получили 26 корпоративных заказов, а в 2020 году — около 30.

С момента основания проекту приходилось делать упор на сборе средств. Однако пандемия коронавируса усугубила ситуацию — все пять мастерских пришлось временно закрыть, а кафе выживало только за счет пожертвований и доставки.

"Наша работа завязана на производстве, а оно было приостановлено. Сейчас мы как раз начинаем развивать фандрайзинговую стратегию (кампанию по сбору средств. — Прим. ред.), чтобы больше людей про нас узнавало и могло поддержать нас деньгами", — говорит Мария.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

25 ОКТ 2019, 10:00

"Предприниматель своей жизни": как начать бизнес, забыв об инвалидности

По ее мнению, для того чтобы социальные предприятия выходили на самоокупаемость, в нацпроекте МСП для них необходимо прописать ряд льгот.

"Социальному бизнесу нужно снижение страховых взносов — сейчас они у нас в кафе такие же, как у обычного, хотя мы и трудоустраиваем людей с особенностями. А также необходимы налоговые и кредитные льготы, информационная поддержка. Уходят большие деньги, чтобы все работало, — каждому особенному сотруднику помогает один-два человека. Зарплату мы платим и тому, и другому. Плюс ребята не могут работать долго", — объясняет предпринимательница.

Личный архив Марии Грековой

Всего в мастерских и кафе работают 80 человек, из них 50 — с ментальными особенностями. "Никакого специального обучения никто не проходит. Это тоже наша позиция. Ведь для того, чтобы общаться с человеком, каким бы он ни был, тебе не нужно специальное обучение. Трудные ситуации мы, конечно, разбираем и стараемся их предотвращать. Но каких-то критичных ситуаций не происходит. Это обычная работа, если ты внимательно относишься к людям рядом с тобой и к их потребностям", — считает Мария.

Работа помогает таким людям получить финансовую безопасность и научиться жить самостоятельно. На каких-то этапах им требуется помощь — например, при оформлении документов или в некоторых бытовых вопросах, но в целом для людей с особенностями это совсем иное качество жизни, подчеркивает предпринимательница.

"Мы правда делаем простые вещи. И при этом мы говорим, что главное — это не вещи, а отношение. Через простые моменты в отношениях мы немножечко меняем мир вокруг нас", — резюмирует она.

Никогда не сдаваться

Сложная жизненная ситуация вынудила Елену Аксютину переехать из Томска в деревню Сергеево, где она и основала семейную фабрику деревянных изделий "Мирабилис".

Деревянные изделия "Мирабилис" Личный архив Елены Аксютиной

Это второй проект предпринимательницы. Первый — танцевальный центр в Томске — Елене пришлось закрыть из-за проблем с арендодателем, сама она вынуждена была вернуться в деревню к родителям. Как и в большинстве сел, работу в Сергееве найти было сложно, а долги нужно было отдавать. И Елена решилась на новый бизнес.

"Мы перепробовали разные виды прикладного творчества и остановились на дереве, ведь живем в тайге. Дочки у меня маленькие были, денег на хорошие игрушки не было, а покупать китайские я не хотела. Посмотрели в интернете, что можно делать для детей из дерева, и так нашим проектом стало производство детских игрушек", — вспоминает она.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

31 ДЕК 2019, 12:18

"Новогодние чудеса": как запустить производство елочных игрушек

Первую мастерскую оборудовали в недостроенном гараже. "Начинали с полного нуля, практически без копейки в кармане, в недостроенной мастерской без отопления в 45-градусный мороз. Пилили ручным лобзиком, шлифовали напильником, — рассказывает предпринимательница. — На первой новогодней ярмарке мы продали одну игрушку. Я тогда расплакалась, но была уверена, что все получится и мы двигаемся в правильном направлении".

На первом этапе очень не хватало господдержки, признается Елена, например, льготных кредитов на оборудование. Для получения господдержки необходимо было создать продукцию, вывести ее на рынок и "выйти на прибыль и возможность масштабироваться". В 2018 году администрация Первомайского района Томской области объявила конкурс начинающих социальных проектов, в котором проект Елены занял первое место. Благодаря этой победе у семейной мастерской появился первый станок.

Личный архив Елены Аксютиной

"Постепенно начали брать кредиты, закупили оборудование, усовершенствовали изделия и стали искать первых клиентов", — говорит Елена. Продукцию продвигали через соцсети и маркетплейсы "Ярмарка мастеров" и Etsy.

"На самоокупаемость смогли выйти только на третий год работы. А в первый год ежемесячный оборот был около 1 тыс. рублей", — вспоминает предпринимательница.

К пандемии фабрика подошла с ежемесячной выручкой 500 тыс. рублей и штатом сотрудников: шесть трудятся непосредственно на производстве, еще трое работников с инвалидностью — на удаленке.

Этой весной предприятие включили в реестр социальных. По словам Елены, эта сфера в России только начинает развиваться, но она надеется, что через 10 лет подобных компаний будет в два-три раза больше. Для этого необходима профильная поддержка в рамках нацпроекта МСП, в частности с помещениями, а также прямые субсидии, доступ к корпоративным заказам и закупкам.

Личный архив Елены Аксютиной

В период пандемии существенной поддержкой для фабрики стали налоговые льготы, однако ограничительные меры серьезно ударили по бизнесу.

"Очень тяжело пережили, хотя мы и не из пугливых. Выручка в пандемию упала практически до нуля, и все это время мы держались на собственных сбережениях. Можно сказать, еще не пережили, — делится предпринимательница. — Оптовики временно заморозили заказы, экспорт приостановился. Так как мы отправляем "Почтой России", все наши посылки с марта застряли на границе и только в этом месяце стали приходить в страны заказчиков".

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

3 СЕНТ, 10:00

Дебет воды и кислород для форели: как одна ферма планирует снабжать рыбой весь Татарстан Дебет воды и кислород для форели: как одна ферма планирует снабжать рыбой весь Татарстан

Возникли проблемы и с розничными заказами: "Ярмарки все отменили, розничные заказы упали — во время самоизоляции клиенты за посылками не ходили, а курьер на дом обходился дороже. В итоге доставка выходила дороже, чем сам заказ".

При этом Елена старается не фокусироваться на временных финансовых проблемах, а думать о новых проектах.

"В рамках нашего производства я решила разработать новую линейку полезного развлекательного продукта для людей старшего возраста и людей с болезнью Альцгеймера. Я уверена на 100%, что к осени реализую задуманное: разработаю продукт и запущу первые продажи", — говорит предпринимательница.

Виолетта Ханенева