Интервью

6 ДЕК 2019, 12:00

Директор Русского дома в Берлине: c цифровизацией в Германии почти каменный век

Павел Извольский - о продвижении российской цифровой экономики за рубежом и отсутствии электронных госуслуг в ФРГ

В начале декабря в Берлине прошла межвузовская конференция "Экосистема цифровой экономики", организованная при поддержке Россотрудничества. Это одно из первых зарубежных мероприятий агентства в рамках нацпроекта "Цифровая экономика". На площадке Российского дома науки и культуры — представительства Россотрудничества в Германии — немецкие и российские эксперты представили опыт развития и внедрения цифровых технологий. Корреспондент портала "Будущее России. Национальные проекты", оператором которого является ТАСС, поговорил с директором Российского дома Павлом Извольским о том, зачем учителям нужны знания в области цифровой экономики, в чем Германия отстает от России и как привлечь немцев на обучение IT-специальностям в отечественные вузы.

— Расскажите, как представительство Россотрудничества в Германии участвует в реализации нацпроекта "Цифровая экономика".

— Мы как представители Россотрудничества работаем проводниками тех проектов, которые планируются в центральном аппарате. Это могут быть конференции, семинары, мастер-классы, школы — все что угодно. И мы на наших площадках будем все это проводить под общим руководством центрального аппарата. Конкретный план на следующий год пока утверждается.

К этому сейчас добавились те мероприятия, которые проходят в рамках "Цифровой экономики". Можно сказать, что эта конференция — первый наш проект на базе Российского дома. Так получилось, что это еще одно направление, в котором Россия сделала скачок, где мы сейчас находимся на острие, поэтому, естественно, мы должны использовать эту возможность и задействовать нашу "мягкую силу". Это касается, например, преподавателей русского языка здесь, в Германии. И мы планируем мероприятия по обучению преподавателей русского языка, будем объяснять им, что такое цифровая экономика, зачем она нужна, как это работает, почему Россия этим занимается, какова роль государства во всем этом и т. д. На это ведь очень интересно посмотреть со стороны.

Директор Русского дома в Берлине Павел Извольский Пресс-служба Российского центра науки и культуры в Берлине

Вот, например, здесь, в Германии, если вам нужно сменить мобильного оператора, это займет достаточно много времени — вы будете ходить писать какие-то бумажки, заявления и прочее. В России иногда для подобных вещей даже в офис ходить не надо, за минуту можно перейти с МТС на "Билайн" или с "Билайна" на МТС. Это как бы простейшие вещи. Кроме того, у нас любой налогоплательщик знает, что у него есть личный кабинет, и может зайти посмотреть, какие налоги, штрафы: все это у него в телефоне, вся его жизнь. Государство с тобой общается через портал госуслуг, это очень удобно, и те, кто этим не пользуется, теряют очень много времени и сил для получения какой-то информации. И людей как раз нужно обучать пользоваться всем этим. Молодое поколение быстро все схватывает, среднее — сложнее, старшее — совсем сложно, и тем не менее люди начинают этим пользоваться. В Германии этого нет.

— У них нет аналога госуслуг?

— Нет. МФЦ — такие многофункциональные центры в России, куда ты приходишь и можно сделать все в одном месте, например здесь налоговая, там загс, здесь еще что-то, — в Германии такого просто нет. Ты замучишься ходить по bezirksamt — это как у нас районная управа. И ты просто умрешь в этой бюрократии, тебе будут давать "термины" (от немецкого Termin — прим. ред.), то есть приемные часы, и ты будешь ждать этих приемных часов, чтобы просто получить какую-то выписку.

У нас все гораздо проще, мы настолько впереди, что даже сравнивать неудобно, — и по качеству мобильной связи, и по качеству обслуживания потребителя, и по качеству интернет-подключения. В этом смысле в Германии, можно сказать, каменный век.

Конечно, понятие "цифровая экономика" гораздо шире, чем портал госуслуг или предоставление мобильной связи, это гораздо больший сегмент. И мы будем рассказывать в том числе, на каком этапе развития цифровой экономики находится Россия, какие есть достижения, потому что здесь об этом не знают ничего.

— Как вы упомянули, одна из ваших целевых аудиторий, которым вы будете рассказывать про цифровую экономику, — это учителя. Почему?

— Одна из аудиторий, конечно, учителя, потому что они являются провайдерами информации учащимся, тем, кто изучает русский язык.

— То есть это могут быть и немцы, например филологи-русисты?

— Да, это может быть кто угодно, кто понимает русский и преподает на русском языке. Здесь очень много немцев, которые преподают русский, заведуют кафедрами в вузах.

Они ежедневно говорят про Россию — рассказывают о стране, язык которой они преподают, поэтому они уже погружены в ее культуру. И когда мы им еще расскажем про цифровой сегмент, что в России еще это есть — они будут это дальше популяризировать. Преподаватели — это же проводники культуры, это один из инструментов, которые мы будем использовать в этом направлении.

Донат Сорокин/ТАСС

— А какие еще есть инструменты?

— Два года назад в Русском доме открылись курсы обучения программированию, которые проходят на русском языке. Это произошло, потому что созрела потребность. Для большого количества русскоязычных, живущих и работающих здесь, выучиться новой специальности или как-то улучшить свои знания в IT-технологиях гораздо проще на русском. В Германию многие приезжают с техническим образованием и хотят получить дополнительную квалификацию, чтобы оставаться на рынке труда конкурентоспособными. И они хотят, чтобы им преподавали именно на русском языке. Даже несмотря на то, что потом они идут работать в немецкую компанию.

Важно, что они получают знания на родном языке. Можно, конечно, это делать на немецком, английском, но это все равно сложнее. И ведь на русском говорит не только россияне — это еще и граждане стран СНГ, которые тоже приезжают сюда и используют язык, который они знают, может быть, даже и плохо, но русский для них проще и понятнее, чем немецкий или английский.

Это на самом деле интересный момент, мы выявили, что на такие курсы есть спрос. И вот уже два года они успешно функционируют, у них постоянный прирост слушателей и желающих обучаться.

— Одно из ваших направлений нацпроекта "Цифровая экономика" — привлечение иностранных студентов в российские вузы на IT-специальности. Какие у вас планы в этом направлении?

— Привлечение иностранных студентов — это проект Министерства образования, оно формирует все требования, мы лишь провайдеры этой программы. То есть через нас проходят все заявки, и мы уже в рамках отборочной комиссии выбираем тех людей, которые соответствуют критериям. Причем в рамках программы это не только IT-специальности — через нас люди идут даже на пилотов, один абитуриент уехал учиться в Ульяновск, были и журналисты, писатели и т.д.

Интересно, что ежегодно потребности абитуриентов меняются. Бывает, что какие-то новые направления, которые вообще не пользовались спросом, вдруг становятся популярными. На IT-направления, я думаю, будет особый спрос, и наша задача — как раз рассказать о преимуществах российских IT-технологий. Принято же считать, что лучшие программисты — в России и Индии, двух странах, наиболее продвинутых в этой области. Понятно, что если ты хочешь этому научиться, нужно ехать туда, где живут и работают лучшие специалисты. Поэтому такая репутация наших программистов пойдет только на пользу программе по привлечению студентов в российские вузы по IT-специальностям.

Кроме того, дважды в год на нашей площадке в Берлине проходит две выставки StudyWorld — про образование вообще и ExpoLingua со специализацией на языке. Мы в рамках этих больших выставок будем проводить различные семинары с акцентом на технические специальности.

— Сколько вообще немцев сейчас обучается в России?

— В прошлом году по нашей программе были 56 человек, в позапрошлом чуть побольше. Из года в год количество квот неравномерное, если, допустим, сравнить с Туркменией, где большее число квот и на каждую квоту огромное количество кандидатов.

В Германии для граждан страны и иностранцев образование бесплатное, как у нас. Поэтому тут сложность в том, что мы конкурируем в данном случае с местными вузами тоже, не говоря уже об остальных странах.

То есть представьте себе нашего потенциального студента: ему нужно уехать из родной страны, вырвать себя из языковой среды и поехать в чужую страну учиться. У такого человека должна быть серьезная мотивация, чтобы преодолеть этот барьер. А наша задача — помочь ему в этом.

Беседовала Ирина Ли