22 июл, 10:08
Цифровая экономика

Безопасники и специалисты по робоэтике: какие кадры нужны для цифровой экономики

Портал „Будущее России. Национальные проекты” выяснил, какие именно профессии будут востребованы в условиях цифровизации

Киберследователи, „учителя” искусственного интеллекта и специалисты по робоэтике… В эпоху цифровой экономики компаниям нужны не просто программисты и айтишники, а специалисты, которые еще недавно существовали разве что в научно-фантастических фильмах. Подготовке специалистов с необходимыми цифровыми компетенциями посвящено множество мероприятий нацпроекта „Цифровая экономика”. Но ключевой фактор успеха здесь — своевременно обучить необходимое количество высококвалифицированных кадров. К октябрю этого года Минкомсвязь вместе с отраслевыми компаниями должны разработать методологию прогнозирования потребности в специалистах для цифровой экономики. Портал „Будущее России. Национальные проекты”, оператором которого является информационное агентство ТАСС, выяснил, какие именно профессии будут востребованы в условиях цифровизации. 

Нужны уже сейчас

Цифровая сфера испытывает дефицит высококвалифицированных специалистов — уже сейчас компаниям приходится за них бороться. К примеру, Mail.ru Group сегодня видит стабильно высокую потребность в разработчиках, специалистах по анализу данных и машинному обучению, рассказывает вице-президент по персоналу и образовательным проектам группы Дмитрий Смыслов. „Это почти половина наших вакансий, закрытых в первом полугодии этого года. Также для нас заметен рост спроса на продуктовых менеджеров — с начала этого года мы уже наняли столько же сотрудников, что и за весь 2017 год”, — добавляет он.

В „Лаборатории Касперского” также отмечают нехватку кадров, говорит руководитель направления образовательных программ компании Денис Баринов. „Например, на рынке остро ощущается нехватка разработчиков, которые хорошо знали бы такой язык программирования, как С++. Мы же постоянно ищем программистов с релевантным опытом работы не только в сфере кибербезопасности, но и в ИT в целом. Скажем, сейчас — это специалисты со знанием языков программирования С, C#, C++, Python, JavaScript”, — уточняет он. По словам Баринова, при отборе кандидатов в компании в первую очередь обращают внимание на их знания и навыки в конкретной предметной области. 

Недостаток в специалистах испытывают не только высокотехнологичные или ИT-компании (которые всегда находятся в поиске таких кадров), но и финансовый сектор, переживающий этап активной цифровой трансформации. Например, крупнейшему российскому банку — Сбербанку — не хватает разработчиков (знающих такие языки, как Java, Scala и Python), специалистов по Data Science (наука о данных), технологиям виртуальной и дополненной реальности (VR/AR), DevOps (связующее звено между разработчиками и ИT-специалистами) и блокчейну. „Если мы посмотрим на рынок труда и специалистов, которые могут написать у себя в резюме, что знают нейронные сети и машинное обучение, то среди них уровень безработицы равен нулю. Более того, существует гигантский и быстрорастущий дефицит этих специалистов, их зарплаты будут расти”, — отмечает первый зампред правления банка Лев Хасис.

В Qiwi критического дефицита кадров с цифровыми компетенциями пока не видят, однако отмечают „определенные трудности в узконаправленных сегментах”. Речь идет о специалистах по ряду направлений в работе с big data (большими данными), в разработке решений на блокчейне и машинном обучении. „Сейчас высокий спрос на специалистов по информбезопасности, разработчиков разной направленности, специалистов по работе с большими данными и машинному обучению. Кроме того, востребованы руководители с опытом работы в области digital-проектов, так как техническим специалистам, даже высочайшего уровня, может не хватать навыков командной работы и менеджмента”, — поясняют в Qiwi.

Оператор МТС только за последний год набрал около тысячи ИT-специалистов разного профиля, отмечает вице-президент МТС по персоналу Мария Голяндрина. Чтобы обеспечить достаточное количество кадров для таких направлений бизнеса, как цифровая медицина, образование, киберспорт и гейминг, AI (искусственный интеллект) и большие данные, компания планирует расширять партнерство с вузами и другими образовательными площадками, а также развивать собственные программы обучения и стажировок. 

В „Мегафоне” видят спрос, в частности, на специалистов по киберспорту и онлайн-обучению, ИT-юристов и „безопасников”. Среди цифровых специалистов, которые нужны „Билайну”, — аналитики больших данных, специалисты по продуктовому маркетингу (включая AI и интернет вещей) и цифровой рекламе. „В «Билайне» сейчас все активнее развиваются направления искусственного интеллекта и технологий, использующих 5G, — здесь мы видим наибольший дефицит на данный момент”, — подчеркивают в компании.

Какие кадры уже есть

Согласно исследованию BCG и The Network, сегодня у большинства цифровых экспертов в России есть навыки в разработке, инжиниринге и аналитике больших данных, программировании и веб-разработке, а также разработке мобильных приложений. Один специалист может быть универсалом и разбираться, например, как в цифровом дизайне, так и в машинном обучении.

По словам партнера и управляющего директора BCG Екатерины Тимофеевой, на повестке дня сейчас остро стоит вопрос о необходимости масштабной системной переквалификации. Как отмечается в исследовании McKinsey, около 60% руководителей крупных компаний во всем мире считают, что до 2023 года им придется переобучить или заменить более четверти своих сотрудников из-за автоматизации и цифровизации.

Киберследователи и защита от хакеров

До изобретения машин сложно было предсказать появление такой профессии, как механик, а до повсеместного внедрения компьютеров и появления интернета никому и в голову не приходило, что в будущем придется учиться программировать или вести соцсети. „С активным развитием цифровизации вопросы кибербезопасности и цифрового права будут только усложняться. Поэтому спрос на специалистов в области информационной безопасности и цифровой юриспруденции будет расти”, — прогнозируют в Qiwi. 

По оценке компании, широкое распространение автоматизация рабочих процессов стоит ожидать на горизонте 15-20 лет. „Любые «машины», какими бы они ни были технологичными, необходимо обслуживать и поддерживать в работоспособном состоянии. Поэтому специалисты по эксплуатации и контролю изменений будут также востребованы в ближайшей перспективе”, — отмечают в Qiwi. 

„Через пять лет будут востребованы специальности, связанные с роботизацией, с анализом данных, цифровизацией ручного труда, а также с развитием и внедрением технологий в медицине и науке. Не стоит забывать и про инженеров, учитывая угасающий тренд к данной профессии, — через пять лет и более будет большой дефицит талантов в этой области, а без экспертизы здесь сложно будет построить эффективный цифровую экосистему”, — оценивают в „Мегафоне”. 

Сколько таких специалистов будет нужно — сейчас сказать сложно, поскольку мир очень быстро меняется, отмечают в компании. „Учитывая демографическую яму с 1995-го по 2000 год, дефицит талантов будет ощутимым для всех сфер бизнеса”, — полагают в „Мегафоне”.

Что касается наиболее перспективных цифровых профессий, в Сбербанке дают такой прогноз: „Развиваться будут технологические направления: искусственный интеллект, кибербезопасность, биометрия, обработка больших данных, облачные вычисления, блокчейн, интернет вещей, MedTech, виртуальная реальность и робототехника”. 

В „Лаборатории Касперского” ожидают, что через 5-10 лет будут востребованы специалисты в таких областях, как искусственный интеллект, робототехника и автономный транспорт, а также профессионалы в области квантовых вычислений, биотехнологий, новых производственных технологий (индустрия 4.0) и, конечно, в сфере кибербезопасности. „При этом те, кто хотят добиться выдающихся результатов, не смогут позволить себе в будущем оставаться «рядовыми кодерами» — им придется совмещать сразу несколько специальностей или хотя бы иметь о них представление, а также уметь ставить перед собой объемные задачи и решать их”, — поясняет Баринов из „Лаборатории Касперского”.

Специалистам по кибербезопасности в будущем придется думать не только о том, как защитить компьютеры и смартфоны. „Например, ни для кого не секрет, что киберугрозы переходят на новый уровень: завтра речь будет идти уже не о том, чтобы взломать машину, а — условно — даже человека. Как обеспечить безопасность кардио- или нейростимуляторов — это лишь один из вызовов, которые будут стоять перед индустрией. И чтобы ответить на них, нужно иметь представление не только о сфере кибербезопасности, но и о том, как работают такие устройства, и даже о том, как они влияют на состояние человека”, — уточняет Баринов.

Интерес формируется со школы

Начать подготовку кадров будущего нужно с формирования интереса школьников к программированию, полагает Лев Хасис. „Одна из самых больших проблем и возможностей кроется сейчас в области образования. Недавно мне рассказывали, что дети говорят, что программирование в школе — нелюбимый предмет. Когда начали узнавать, как такое может быть, ведь они с детства сидят в гаджетах, выяснилось, что язык, которому их обучают, — это Fortran (первый язык программирования высокого уровня — прим. ред.). Это очень специфический язык для инженерных вычислений, и большинству он будет неинтересен”, — объясняет он.

По оценке Хасиса, готовить нужно десятки тысяч специалистов по цифровой экономике, при этом особое внимание уделять прикладным аспектам использования технологий в различных сферах. „У нас потрясающая база. Россия в целом славится своей подготовкой по фундаментальным дисциплинам — математике, физике, но сейчас нужно немножко больше внимания уделять практической стороне использования этих новых технологий. Важно, чтобы старшие классы школ и вузы начали готовить специалистов, давая более прикладные и современные знания и навыки”, — полагает он.

Государство уже озаботилось этой проблемой. Ее решение лежит не только в школах, но и в различных учреждениях дополнительного образования, которые сейчас активно строятся в том числе в рамках нацпроекта „Образование”. Так, до 2024 года в стране появится 340 центров цифрового образования „IT-Куб”, где школьники будут обучаться основам информационных технологий. В этом году уже в 21 регионе ученики центров смогут получить навыки в мобильной разработке, освоить технологии виртуальной и дополненной реальности, изучить язык программирования Python, разобраться в особенностях работы с большими данными. Программы предусмотрены для ребят от 7 до 18 лет.

Привлечь подрастающее поколение в новые сферы уже сейчас стараются и крупные интернет-компании. „Чтобы заинтересовать профессией разработчика со школьной скамьи, мы открыли в регионах России сотни площадок «Яндекс.Лицея» — курсов для старшеклассников по освоению программирования на примере Python, учебная программа которых разработана в Школе анализа данных (образовательная программа «Яндекса» — прим. ред.), а будущие преподаватели проходят там специальное обучение”, — отмечает руководитель академических программ „Яндекса” Сергей Чернышев. 

Чтобы сформировать у школьников интерес к новым технологиям, Mail.ru Group проводит школьную олимпиаду по спортивному программированию „Технокубок” совместно с МФТИ и МГТУ им. Н.Э. Баумана, а также совместно с МФТИ и образовательным центром „Сириус” ежегодно обучает в Сочи одаренных школьников классическому программированию, уточняет Дмитрий Смыслов. Присматривается к школьникам уже сейчас и Qiwi: у компании есть образовательная программа Qiwi Finteen, которая помогает школьникам погрузиться в финтех-мир. 

Из вуза в ИТ-корпорацию

Многие компании уже сейчас представляют, где и как искать сотрудников будущего. Тем, кто хочет стать востребованным специалистом через пять лет, следует обратить внимание на один из крупных технических вузов: вполне возможно, там даже найдется специальная программа или курсы известной компании, после которых можно будет претендовать на работу мечты.

„Лаборатория Касперского” в первую очередь присматривается к выпускникам крупных технических вузов — МГУ, МИФИ, МГТУ им. Баумана, МФТИ и других. Среди сотрудников компании также много выпускников ВШЭ, говорит Баринов. „Помимо этого, мы разработали несколько курсов по кибербезопасности, некоторые из них направлены именно на студенческую аудиторию. Например, очный курс по основам кибербезопасности, разработанный в 2018 году, уже был прочитан в нескольких российских и зарубежных вузах”, — отмечает он.

У Mail.ru Group есть совместные программы обучения с большей частью вузов из этого списка. „Например, в МГУ раньше мы набирали 60 студентов, сейчас мы каждый семестр набираем до 350 студентов. Каждый год через наши образовательные программы в вузах проходит примерно 3,3 тыс. студентов”, — уточняет Дмитрий Смыслов. Этой весной технологическая компания также запустила свою Академию продуктовых менеджеров MADE и получила более 4,5 тыс. заявок.

Сбербанк осенью прошлого года запустил свой проект „Школа 21”, где студентов учат самым востребованным ИT-направлениям. „Благодаря французской методике Ассоциации «42» знания студентов «Школы 21» не будут устаревать при стремительном развитии технологий. «Школа 21» является частью международной образовательной сети, что позволяет студентам из Москвы проходить стажировки в зарубежных филиалах сети. Сбербанк планирует принять на работу большую часть выпускников «Школы 21», которая ежегодно будет готовить около тысячи специалистов мирового уровня”, — отмечают в банке.

У „Яндекса” есть собственная Школа анализа данных, где известные ученые из российских и зарубежных вузов преподают машинное обучение, компьютерное зрение (помогает машинам получать информацию с изображений) и обработку естественного языка (понимание и создание контента на „человеческом” языке машинами с помощью вычислительных методов), рассказывает Чернышев. Студенты школы изучают предметы, которые обычно не входят в университетские программы, но эти знания нужны цифровым компаниям. 

Собственная программа обучения по подготовке специалистов в области big data есть у „Билайна” — на базе трех ведущих вузов Новосибирска идет подготовка кадров для работы в команде оператора. „Мегафон” в свою очередь старается найти нестандартные методы вовлечения студентов в работу: в 2019 году оператор планирует запустить 5G-лабораторию совместно с СПбГУ. Оператор МТС сотрудничает с Иннополисом и Европейским университетом в Санкт-Петербурге. У компании есть специальная ИT-магистратура в МАИ, а также исследовательские лаборатории в Сколково и Иннополисе.

Просто программировать — недостаточно

Выучить в совершенстве несколько языков программирования сложно, а разобраться во всех новых технологиях и тенденциях еще сложнее, ведь они меняются чуть ли не каждый день. Но это далеко не все, что ждут от специалиста в сфере цифровой экономики. Компании единогласно говорят о необходимости так называемых soft skills — гибких компетенций. Под этим термином скрываются личностные характеристики — к примеру, креативность, критическое мышление, коммуникативность и навыки командной работы. Они будут дополнять hard skills — профессиональные навыки в традиционном понимании, благодаря чему цифровым специалистам будет проще ориентироваться в быстро меняющихся условиях.

Именно комбинация hard skills и soft skills — отличительная черта универсальных экспертов в эпоху цифровизации, считают в МТС. По мнению Марии Голяндриной, в перспективе 5-10 лет именно за универсалов развернется основная борьба.

Гибкие компетенции помогут будущим цифровым талантам быстрее учиться и легче адаптироваться к новым условиям, задачам и изменениям бизнеса и мира, уверены и в „Мегафоне”.

„Будущих специалистов следует учить не теоретическим навыкам, а давать им возможность с самого начала работать над решением конкретных практических задач и развивать надпрофессиональные компетенции: критическое и системное мышление, работу в условиях неопределенности, креативность, коммуникативные навыки и так далее”, — полагает Баринов из „Лаборатории Касперского”. В Сбербанке отмечают, что важно развивать не только цифровую грамотность, но также социальную и эмоциональную — в эти категории помимо soft skills входят навыки межпоколенческого общения, работа с социальными, этнокультурными и гендерными стереотипами, а также реализация предпринимательского потенциала сотрудников.

Удержать в России

Даже если удастся организовать эффективную работу по подготовке всех необходимых кадров для цифровой экономики в срок — нужно решить, как убедить их не уезжать в другие страны. „Мало только готовить кадры — мы должны мотивировать их оставаться в стране. Важно создавать условия, при которых они хотели бы работать в российских компаниях и хотели бы вернуться обратно”, — рассказывает Чернышев. По его словам, за последние несколько лет „Яндекс” вернул в Россию более 100 специалистов. 

„Яндекс” уже давно осознал проблему утечки кадров в области цифровой экономики, говорит Чернышев. „Еще 12 лет назад, поняв, что высококвалифицированных специалистов по обработке и анализу данных в стране не так много, а студенты стремятся продолжать образование за рубежом, «Яндекс» открыл в Москве Школу анализа данных. Известные ученые из российских и зарубежных вузов преподают машинное обучение, компьютерное зрение, анализ текстов на естественном языке и другие дисциплины”, — отмечает он.

„Городам и странам следует создать ценностное предложение для цифровых экспертов, отвечающее их приоритетам при выборе работодателя, ведь именно наличие или нехватка цифровых экспертов будут определять темпы и эффективность цифровизации, которая, к примеру к 2035 году, затронет 3/4 рабочих мест в мировой экономике”, — поясняет старший партнер и управляющий директор, председатель BCG Россия Владислав Бутенко. По его словам, одним из первых шагов в этом направлении могла бы стать разработка национальной или региональной дорожной карты стратегического кадрового развития.

Согласно данным опроса BCG и The Network, Россия входит в топ-30 стран по привлекательности для цифровых талантов. При этом российские специалисты в сфере цифровой экономики меньше стремятся уехать на работу за границу, чем их иностранные коллеги, уточняется в опросе. Для обеспечения цифровой экономики России компетентными кадрами в профильном нацпроекте предусмотрено, в частности, создание персональных траекторий развития и профилей компетенций для каждого гражданина, привлечение высококвалифицированных специалистов из-за рубежа, а также реализация перспективных образовательных проектов при поддержке венчурного фонда.

 

Екатерина Казаченко

тэги
Читать далее