11 июл, 13:05
Цифровая экономика

Сможем, если захотим: станет ли Россия мировым лидером по робототехнике

Участники выставки-форума "Иннопром" поделились своим мнением о потенциале России в сфере робототехники

Применение роботов в промышленности - одна из главных тем выставки-форума "Иннопром". В рамках нацпроекта "Цифровая экономика" разрабатывается дорожная карта по развитию робототехники и сенсорики, цель которой - сделать Россию одним из мировых технологических лидеров в этой отрасли.

Сможет ли Россия прорваться в топ стран по робототехнике, что для этого нужно сделать – на эти вопросы порталу "Будущее России. Национальные проекты" ответили участники "Иннопрома"

Директор департамента станкостроения и инвестиционного машиностроения Минпромторга Михаил Иванов:

Шансы есть всегда, главное правильно ими воспользоваться. Для этого нужно развивать интеграторов и производителей, формировать профессиональное сообщество. Также нужно развивать те сферы, которые связаны с внедрением автоматизации: начиная с обучения персонала и инструкторов, заканчивая высокотехнологичными образцами конкретной техники или программного обеспечения.

Глобальный рынок - это огромные цифры. Говорят, что к 2024 году рынок автоматизации процессов управления составит порядка $320 млрд. В этой связи, конечно, и российским компаниям, и российским продуктам нужно стремиться занимать свои ниши. Постепенно, поэтапно - но эту работу надо вести.

Примерно 70% стоимости робототехнического решения - это софт, интеллектуальный вклад интегратора. Стоимость робота в конечной стоимости комплекса мы оцениваем в 30%, некоторые компании говорят, что это 10-15%. Поэтому развитие интеграторов - это хороший драйвер для того, чтобы войти на этот рынок. И этот драйвер должен за собой потянуть все остальные составляющие, в том числе и производство собственно роботов.

Начальник отдела координации развития "сквозных" цифровых технологий департамента координации и реализации проектов по цифровой экономике Минкомсвязи Денис Сухинин:

"Мировое лидерство" применительно к любой из сквозных цифровых технологий, в частности к робототехнике, – понятие достаточно относительное. Правильнее говорить о ведущих позициях в отдельных субтехнологиях, а скорее даже в конкретных решениях и продуктах. Именно чтобы занять эти позиции, в рамках нацпрограммы "Цифровая экономика" разработана дорожная карта по направлению "Робототехника и сенсорика". В ней определены конкретные технологические задачи, предложения по их решению и ожидаемые результаты.

По итогам реализации карты планируется в пять раз увеличить число внедрений на глобальном рынке робототехнических и сенсорных систем российского происхождения, ежегодный выпуск патентоспособных технических решений и количество высокорейтинговых научных публикаций. Решение этих задач как раз и позволит России занять одно из лидирующих мест в сфере робототехники.

Президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин:

На самом деле у России есть шанс выйти в лидеры почти по любому направлению. Вопрос в масштабах. Можем ли в промышленных масштабах быть лидерами. А здесь мы лидерами вполне можем быть, в том числе потому, что в производстве того же программного обеспечения для робототехники мы уже одни из лидеров. И наши даже небольшие софт-компании — производители программного продукта — пользуются спросом за рубежом, в той же Европе, например. Тем более что действительно есть и политический аспект: многие крупные компании побаиваются жесткой привязки к одному продукту, в частности, к производителю этого продукта из Соединенных Штатов. Поэтому, скажу еще раз, вопрос в масштабах и в спросе. Нужен устойчивый спрос со стороны российских предприятий на роботизированную технику, на промышленный интернет, на системы управления, основанные на этом промышленном интернете.

Мы сейчас активно работаем с немецкими коллегами, учредили даже инициативу, которая называет ГРИД — Германо-российская инициатива по диджитализации. К ней присоединились несколько крупных компаний с обеих сторон. Сейчас на ИННОПРОМе большая немецкая делегация, которая изучает российские возможности цифровизации. Они посетили целый ряд заводов в Свердловской области и еще будут выезжать на предприятия. Немцы, конечно, в большей степени думали, что они могут что-то сюда привнести. Но вдруг выяснилось, что в ряде случаев российские предприятия стоят впереди. Знаете почему? Потому что действует старая формула: "Наше отставание — это наше конкурентное преимущество". Мы начинаем догонять их. У нас есть возможность срезать угол. Там, где они еще работают на технологии десятилетней давности, мы, начиная только сейчас, используем новейшие разработки. В этом смысле мы можем рвануть вперед.

Заместитель генерального директора Госкорпорации "Ростех" Александр Назаров:

Речь идет о критически важных технологиях, которые должны развиваться на территории РФ, независимо от международной конъюнктуры, санкций, ограничений со стороны зарубежных поставщиков. На государственном уровне есть четкое понимание этого. Поэтому в развитие робототехники сегодня вкладываются серьезные ресурсы, и есть очень хорошие результаты. Например, разработчиками "КАМАЗа" создан и испытывается беспилотный автомобиль, который может стать серийным уже в перспективе нескольких лет. Есть прорывные результаты в сфере авиационных и морских беспилотных систем. Роль робототехники в жизни государства, бизнеса, общества будет становиться все более значимой. В новой технологической реальности роботизация будет играть критически важную роль в не только промышленности, но и в сфере услуг, прежде всего на транспорте и в логистической отрасли.

На протяжении 10 лет продажи промышленных роботов в России ежегодно росли в среднем на 27%. Есть примеры "КАМАЗа", "Калашникова", ОДК, отдельных предприятий "Техмаша" и другие, где уже сегодня созданы цифровые "фабрики будущего" с футуристичными роботизированными линиями.

Но даже с такими темпами роста в целом пока Россия заметно отстает от наиболее развитых в этом отношении стран. Поэтому впереди еще предстоит очень большой объем работы, чтобы можно было говорить об уверенном лидерстве. Чтобы успешно справиться с этим вызовом, прежде всего, необходимо выработать на уровне государства единую стратегию развития робототехники – с учетом мнений и компетенций всех участников этого рынка. Работа в этом направлении сейчас идет на уровне отраслевого и экспертного сообщества.

Еще одним важным фактором успеха является наращивание инвестиций в профильные НИОКР и здесь важную роль, на наш взгляд, должно сыграть государство. На наш взгляд необходимо усилить также венчурную поддержку стартапов, связанных с разработками в сфере робототехники и смежных областях. Например, венчурный фонд "Индустрия 4.0", созданный Ростехом, уже активно инвестирует в предприятия и проекты по разработке и производству передовой робототехники.

Руководитель лаборатории робототехники Сбербанка Альберт Ефимов:

Окно возможностей распахивается периодически. Сейчас идёт смена технологических парадигм, которая скидывает с пьедестала старых лидеров и ставит новых. Россия может войти в число мировых лидеров, если перестанет опираться на необходимость все делать внутри страны и для страны, на внутренний рынок. Если мы начнём выходить на другие рынки, начнём тщательно изучать другие патенты, другие статьи, воспитывать собственное поколение инженеров, которые умеют обходить чужие патенты и делать продукты. Эти продукты должны быть нацелены на зарубежные рынки - азиатские, американские и так далее. Это наш шанс создавать технологии.

Исполнительный директор Национальной ассоциации участников рынка робототехники Алиса Конюховская:

Есть два рынка – промышленной и сервисной роботехники. Для каждого рынка нужны разные меры поддержки.

Если говорить про промышленную робототехнику, то одна из главных проблем здесь – это недостаточная осведомленность. Промышленной роботехнике 50 лет, но у нас в стране так получилось, что мы упустили волну автоматизации, роботизации производства. Во многом предприятия просто не осведомлены о том, что такие технологии есть, они доступны и их можно применять для повышения эффективности производства.

Информация, которая есть в публичном пространстве, - зачастую про то, что роботы забирают рабочие места. А как роботы сокращают издержки, помогают сделать бизнес-процессы более эффективными – этой информации недостаточно.

Если смотреть на место, которая Россия занимает в мире: у нас на предприятиях устанавливается порядка 1 тыс. роботов в год, в Китае – 130 тыс., в США, Японии, Германии – 40-50 тыс., в других европейских странах – 5 тыс. У нас здесь большой потенциал роста.

Что касается сервисной роботехники - это рынок молодой, развивающийся. Есть российские стартапы, которые активно развиваются на зарубежных рынках. Помимо поддержки при выходе на экспорт, им нужна поддержка в виде грантовых денег на разработку, поддержка в расширении производства и создании новых производственных мощностей, в поиске площадке и оборудования.

Руководитель направления "Робототехника и искусственный интеллект" фонда "Сколково" Павел Кривозубов:

Такие возможности есть. Робототехника делится на множество сегментов: есть промышленная робототехника, есть сервисная, есть автономный транспорт и так далее. У нас есть компании, которые занимают достаточно уверенные лидирующие позиции и создают конкурентоспособные продукты, в частности, в сервисной роботехнике и области автономного транспорта. Так что в целом перспективы такие есть и в некоторых областях такой вариант возможен.

Нужно уделять внимание решению проблем, котные возникают перед компаниями. Компаний много, и у всех проблемы разные. Все зависит от стадии зрелости компании и от степени её развития. У начинающих компаний может быть гениальный продукт - но нет денег на разработку пилотного проекта, чтобы демонстрировать его заказчикам. Им соответственно нужна поддержка финансового характера, нужны инвестиции. Компании более зрелые нуждаются в заказчиках и продвижении.

Нужен комплекс разносторонних мер. Чем больше будет организаций, которые поддерживают и оказывают такую помощь на разных стадиях развития компаний - тем лучше.

Несомненно, нужно уделять внимание образованию. У нас традиционно сильные разработчики софта. Что касается "железа" - есть талантливые ребята, например, у нас в "Сколково". В этом плане в России достаточно сильная школа по инженерии осталась ещё с советских времен. Образовательные процессы развиваются и не стоят на месте, и процесс образования в этой области нужно продолжать.

Руководитель Центра технологий компонентов робототехники и мехатроники Университета "Иннополис" Александр Климчик:

Если говорить на горизонте пяти лет, то, наверное, у России не получится войти в число мировых лидеров по робототехнике. Но такую задачу обязательно нужно ставить. Если мы не будем ставить такую задачу сегодня — мы не придём к ней и через 10 лет.

Для того, чтобы Россия могла стать одним из лидеров, нужно поставить такую цель для всего сообщества. Чтобы не каждый делал то, что ему нравится, а все вместе решали стратегически важные задачи.

Господдержка не всегда является подходящим инструментом для решения проблем. Если решение какой-то задачи нужно конкретной компании, то она сама это решение и профинансирует. Главная проблема — найти людей, которые смогут эту задачу решить, и профильные университеты как раз должны в этом помочь.

Заместитель управляющего директора по России и СНГ, директор по технологической политике, Dassault Systemes Дмитрий Козаченко:

Во-первых роботы должны в какой-то цепочке ценностей участвовать - это первое правило покупки. Они должны давать пользу людям. Вторая часть - они должны быть более умными. Когда машина внутри себя имеет некий элемент искуственного интеллекта, который позволяет ей давать задачу, как мы даем ее человеку: "Иди - возьми это, иди - сделай то”. Она настроит управляющую программу, а дальше сама.

Есть довольно серьезный тренд на мировых рынках, когда робот является помощником человека. Например, во Франции есть лаборатория: компании приходят в нее и говорят: “Хочу повысить эффективность в некоторой производственной ячейке, и мне нужно проверить производство неких технологий при помощи роботов”. Дальше они инвестируют порядка 300 тысяч евро в год, нанимается группа экспертов - эксперимент занимает ровно год. И эксперты должны создать производственную ячейку, которая бы давала реальную пользу.

Проект может закончиться неудачно: глобальные промышленные игроки понимают, что они тут пробуют и, если находят реальную производственную ячейку, это в рамках технологий, производства, даст эффект. В этот момент появляется робот, который будет поставлен на 30 - 40 заводов. В таких, подобных институтах, должна участвовать и Россия. Не когда государство пытается софинансировать это, а чтобы предприятия приходили в лабораторию и понимали, зачем это им нужно. И соизмеряли риски. Я считаю, что такой фактор развития нужен.

Директор по цифровизации, главный архитектор "Индустрии 4.0" немецкого производителя промышленных роботов KUKA Генрих Мунц:

Я противник того, чтобы выделять какой-то уникальный американский опыт, либо европейский опыт, либо японский. Глобальные корпорации, которые работаю в мире, фактически копируют то, что у них уже внедрено. Взять, к примеру, Volkswagen, у него завод в Германии абсолютно такой же, как в России или в Америке. Поэтому можно просто перенять этот опыт, и, пожалуйста, вот вам лучшие наработки других компаний.

Имеет смысл кооперироваться с этими компаниями и перенимать лучшие стандарты, внедрять их даже в локальные российские отрасли, которые до сих пор не выходят на международный рынок. Просто нужно смотреть, как это делают правильные иностранные компании, у которых процессы выстроены на высоком уровне, они уже набили свои шишки на всем этом.

Конечно, нужно выстраивать коммуникации именно с международными компаниями. Если взять, к примеру, KUKA, мы открыты, посещайте наши заводы, берите наши знания, распространяйте, мы рады. Наша глобальная миссия: продвигать роботизацию в мире.

 

Екатерина Казаченко и Алена Шаповалова

Читать далее