Статья

15 НОЯБ 2019, 20:02

Нацпроект, бизнес и детские травмы: на ПМКФ рассказали, что спасет российские усадьбы

Корреспондент портала "Будущее России. Национальные проекты" выяснял, что может изменить ситуацию с сохранением усадебного наследия

На VIII Санкт-Петербургском международном культурном форуме (ПМКФ) обсудили сохранение уникального усадебного наследия России. В пятницу министр культуры РФ Владимир Мединский в ходе тематического делового завтрака на ПМКФ заявил, что министерство разработало законопроект, который позволит освободить владельцев исторических усадеб от налога на землю и имущество. Уже к 2020 году планируется создать инвестиционные паспорта для 10 усадеб. Всего к 2024 году в рамках нацпроекта "Культура" будет выделено 500 млн рублей на разработку такой документации.

В ходе панельной дискуссии "Возрождение исторических усадеб" эксперты и владельцы усадеб со всей России, а также из Франции, Австрии, Великобритании и Португалии обменялись опытом и обсудили возможности сотрудничества государства и некоммерческих организаций в области сохранения усадебного наследия. Модераторы беседы рассказали порталу "Будущее России. Национальные проекты", оператором которого является ТАСС, о том, как национальный проект "Культура" может изменить ситуацию с сохранением усадебного наследия в стране.

Михаил Лермонтов - председатель правления Ассоциации владельцев исторических усадеб и президент ассоциации "Лермонтовское наследие"

Власть и общество

Все зависит от сопряжения исполнительных органов власти и общества, которое будет контролировать исполнение полномочий властью. Сейчас будет опубликован новый состав Общественного совета при Министерстве культуры, в полномочиях которого записано: "Общественный контроль за исполнением Министерством культуры своих полномочий". С моей точки зрения, это самый действенный орган.

Станислав Красильников/ТАСС

Усадьбы и бизнес

Вы думаете кто-то может не из бизнеса восстановить усадьбу? За рубежом тоже самое, это все источники дохода от личной деятельности. Они получают усадьбы в наследство и понимают, что не могут ее содержать – или они заставляют эту усадьбу быть доходной через туризм и другие мероприятия или продают. О чем и президент сказал: "Найдите способы партнерства государства, бизнеса и общества в направлении использования". Использование должно приносить доходы. Мы этим и занимались, мы "продалбливали", чтобы президент обратил на это внимание. Он обратил на это внимание.

Закон и порядок

В первую очередь, нужно изменить законодательство в части передачи объектов в собственность. Есть закон 178 о приватизации, в котором допускается передачи (усадеб частным собственникам) за рубль в том случае, если есть эскизный проект. Мы добились того, что министерство (культуры РФ – прим.ред.) приняло решение направить 500 миллионов из нацпроекта на разработку этих самых эскизных проектов в виде субсидий в регионы, потому что большая часть усадеб у нас принадлежат регионам сегодня. Второе – нам нужно сделать так, чтобы действующее законодательство не отталкивало новых владельцев своей непредсказуемостью, неопределенностью, субъективностью и коррупционностью. Там ситуация такая – вот есть нормативный акт, а правоприменение зависит субъективно от людей, которые должны это исполнять. Общая у нас у всех проблема, что эта правоприменительная практика не соответствует ни законам, ни здравому смыслу. Вот Ольга Голодец (заместитель председателя правительства РФ) прямо говорит органам охраны: "Что вам мешает?" Ничего не мешает, но тем не менее, от наших коллег требуют невозможного.

Виссарион Алявдин - президент Национального Фонда "Возрождение русской усадьбы"

Нацпроект и регионы

Реально, конечно, не изменить кардинально ситуацию. Реально отработать механизмы, которые должны обязательно взять на вооружение еще и регионы. Потому что мы добились, что министерство сделало этот шаг, получив и поддержку правительства, а теперь нужно, чтобы в дополнение к этому регионы также отработали по этим же хотя бы усадьбам. Министерство даст всего 10 миллионов на каждую усадьбу на разработку документации. На самом деле, к сожалению, это даже небольшие деньги. А регион может значительно больше сюда доложить: он может помочь с коммуникациями, он может все-таки первоочередные дороги сюда провести, чтобы турист уже завтра мог ездить, даже на только еще руинированную усадьбу, но в которой волонтеры, например, приводят в порядок парк. Регион может превратить некоторые усадьбы – повторяю, даже в руинированном состоянии, проведя противоаварийные работы – в некие общественные пространства. Например, неподалеку от райцентра какого-либо, куда будут вывозить школьников, проводить благотворительные акции для людей с различными заболеваниями. На это-то деньги есть у региона. Значит вопрос – лишь бы это провести где-то в городе или в каком-то доме отдыха? Так не надо там – проведите в усадьбе. Синергия получится – вы одновременно решаете и социальные вопросы, прежде всего, с детьми, школьниками, студентами, и одновременно даете заработать этой усадьбе и этому муниципалитету. Увидят они, что есть смысл, и завтра всё выкосят, проведут хотя бы противоаварийные работы. А потом, когда эта усадьба получит еще и документацию, она станет хорошим возможным объектом для приватизации. Тогда найдется человек, который скажет: "А что ж, я могу ее взять и дальше ее развивать".

Вячеслав Прокофьев/ТАСС

Собственник и обременения

Там уже дальше вопрос неких обременений, ему скажут: "Мы здесь проводим праздники". А если он не будет их проводить, значит он потеряет все дополнительное финансирование. Хочет он пользоваться некими преференциями – делай так. Не хочешь – пожалуйста, восстанавливай в соответствии с договором и живи там. Не проблема. Поэтому мы и предлагаем, что в одних случаях это общественный центр, в других – туристический центр: гостиница, ресторан. Успешная усадьба (Муравьева-Карского в селе Скорняково) в Липецкой области, мы ее приводим в пример. Она хороша тем, что там вообще не осталось практически главного дома, там только два хозяйственных здания было, собственник их привел в порядок. Там прекрасный ресторан, куда едут со всей Липецкой области, свадьбы там проходят, и конный двор сейчас готовят, каре каменное, где он делает гостиницу. Когда там заработает еще и гостиница, проект будет еще более успешным.

Зачем это собственнику?

Собственник просто проводил там лето у бабушки. Характерно, что он начал с того, что восстановил церковь, которая была убита полностью. Это просто его детская травма – видеть это. Как только у него появилась возможность, он начал не с усадьбы, а восстановил храм, там начались службы. Потом он уже понял, что это не помойка, извините, которой она была, а усадьба Муравьева-Карского, героя русской армии. Вот как отсутствие хорошего состояния наследия действительно травмирует молодого человека. Ему это запало настолько, что как только он разбогател немного, то решил привести в порядок эти места. Это, кстати, не единственный такой пример.

Беседовала Анна Михайлова