6 июн, 11:00
Малое и среднее предпринимательство

Антонио Фаллико: "Надо относиться к малому бизнесу как к равным"

Профессор Антонио Фаллико рассказал, какой рост российской экономики он прогнозирует и почему целевые показатели нацпроекта МСП могут быть заниженными

Глава ассоциации „Познаём Евразию”, председатель совета директоров „Банка Интеза” профессор Антонио Фаллико в рамках ПМЭФ-2019 рассказал в интервью порталу „Будущее России. Национальные проекты” о перспективах финансирования банком реального сектора экономики, о новых продуктах банка, а также о том, какой рост российской экономики он прогнозирует и почему целевые показатели нацпроекта „МСП и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы” могут быть заниженными.

— Нулевой день ПМЭФ-2019 посвящен развитию малого бизнеса в России. Что банк собирается делать в этом направлении?

— В качестве универсального банка в России мы всегда финансировали малый и средний бизнес. В свое время мы купили банк, который как раз специализировался на этом секторе экономики, вследствие чего выросла доля финансирования этого сектора в нашем портфеле. Но вместе с тем мы видим, что есть очень хорошие перспективы увеличения инвестиций в МСБ в России.

Помимо прямого финансирования мы думаем о том, что нужно предложить другой подход к сфере малого и среднего бизнеса. Прежде всего, надо иметь полную картину того, что происходит в регионах по всей территории страны с точки зрения производства и инвестирования. И мы поэтому подписали специальное соглашение с Корпорацией по развитию малого и среднего предпринимательства (КМСП).

Мы изучили их продукт „Бизнес-навигатор” и решили совместно разработать аналогичную систему, которая бы работала сначала в Италии, а потом распространить ее на всю Европу. Вместе с КМСП мы представили этот инструмент „Бизнес-навигатор” в Италии и в других странах.

Мы думаем, что надо в него включить не только предприятия малого и среднего сектора, которые занимаются сектором услуг, но и те, которые занимаются производством. Сейчас в портфеле КМСП 1,5 млн предприятий из этого сектора.

Мы думаем, что если к ноябрю можно будет добавить в этот перечень те производственные единицы, которые занимаются обрабатывающей промышленностью, то тогда общее число может достичь 2 млн. И мы думаем, что эта платформа может быть использована в Италии и даже в других европейских странах.

Президент ассоциации "Познаем Евразию", председатель совета директоров "Банк Интеза" Антонио Фаллико
ТАСС

— В чем уникальность этого инструмента? Почему он представляет интерес для иностранных инвесторов?

— Любое предприятие, будь то российское, европейское или из любой другой страны, с помощью этого инструмента может понимать, какие существуют спрос, цены, стоимость финансирования, какой рынок и так далее. И, самое главное, какие конкретные клиенты существуют. Для банка это очень важно, потому что банк благодаря ему может понять, кто является настоящими реальными клиентами и есть ли вообще они. Так что информация прежде всего — это первое.

Второе, мы считаем, что подход восприятия малого и среднего бизнеса в России должен отличаться от того, который существует сегодня. Малый бизнес в России не должен ограничиваться сферой услуг, торговли, они должны заниматься производством, высокими технологиями и инвестировать в этот сектор. В этом направлении уже идет работа.

Италия может поделиться своим опытом в этом плане, поскольку у нас существуют так называемые промышленные округа, существует определенная система отношений между крупными предприятиями и малым бизнесом. В рамках ПМЭФ мы провели круглый стол, который как раз был посвящен этой теме: как выстраивать отношения между крупными и малыми предприятиями.

Это очень важно, потому что у малого или среднего предприятия есть такие же перспективы развития, как и у крупной компании. Но его не надо воспринимать как какого-то попрошайку, который получает маленький кусочек из большого контракта крупной компании. Наоборот, механизм другой, эти предприятия должны работать вместе с крупным предприятием с самого начала, то есть с момента планирования, проектирования, разработки новых товаров, производства и выхода на рынок. Поэтому только с таким механизмом доля малого и среднего бизнеса в ВВП России может существенно вырасти.

— Во время дискуссий, которые проходили на форуме, возможно, во время ваших встреч с представителями российских властей Вы слышали о таком инструменте как национальный проект „МСП и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы”. Как Вы относитесь к нему и насколько, на ваш взгляд, это эффективный инструмент госуправления?

— Мы считаем, что это очень полезный инструмент. У нас в данном случае есть хороший партнер в лице КМСП. И поэтому вместе с ними мы хотим развивать как эту саму концепцию, так и инструменты для того, чтобы продвигать малый и средний бизнес.

— Вы считаете, реально ли достичь ту цель, которая поставлена в национальном проекте: увеличить долю малого бизнеса до 25% ВВП с нынешних 20%?

— Мы считаем, что это очень скромный и консервативный прогноз. Все зависит от понимания того, что такое малые и средние предприятия. Малые и средние предприятия не должны быть объектами субсидирования. Их надо стимулировать. Это совершенно разные концепции.

Чтобы стимулировать, есть два критерия: должен быть более легкий доступ к кредитам, но для того, чтобы это было, нужны реалистичные достойные доверия проекты, которые бы пользовались в том числе поддержкой государства.

Государство не должно финансировать МСБ по заниженным ценам. Государство должно выступать в роли регулятора экономических перспектив.

И таким образом оно должно обеспечивать предприятиям и компаниям определенные правила, не только на сегодняшний день, но и на будущее.

Президент ассоциации "Познаем Евразию", председатель совета директоров "Банк Интеза" Антонио Фаллико
ТАСС

— Правильно ли я понимаю из нашего разговора, что банк планирует наращивать свое присутствие в России, а не сокращать, как это делают некоторые другие западные банки?

— Мы здесь находимся уже давно. Мы хотим оставаться здесь, быть представлены нашим российским банком. У нас есть все сегменты бизнеса: ритейл, малый и средний бизнес, крупные компании, прочие инвестиционные продукты.

У нас появился новый продукт — private-банкинг. Мы готовим национальную платформу для его развития. Те, кто хотят диверсифицировать свои инвестиции, смогут это делать как через нашу международную платформу, так и через национальную платформу.

И мы заинтересованы в том, чтобы участвовать в финансировании крупных проектов, которые существуют в России. Мы считаем, что у России большие перспективы в области экономического развития. И мы хотим в этом сыграть свою роль.

— На какие продукты банка вы намерены сделать акцент в долгосрочной перспективе?

— Для нас самое главное — это финансировать реальный сектор экономики. Поэтому все наши продукты, в том числе то, что мы делаем с малым и средним бизнесом, с крупным бизнесом, направлены на то, чтобы финансировать реальную экономику, а не финансовые пузыри.

Что касается private-банкинга, то мы и его вводим для того, в том числе, чтобы финансировать реальный сектор экономики. Наша группа вся в целом в этом сегменте управляет примерно 1 трлн евро. В Европе нет другого такого банка, который бы управлял такими объемами. Россия является одной из 10 стран, которые в ближайшие 15 лет в области private-банкинга вырастут.

— Довольны ли Вы результатами работы банка в России за прошлый год? Какие у Вас цели на этот год?

— Результаты прошлого года великолепные. Когда я говорю об этом, я имею в виду всю нашу деятельность всей нашей группы, связанной с Россией. Так, сегмент финансирования малого и среднего бизнеса за 2019 год мы хотели бы увеличить на 15%, а в корпоративном секторе — на 25%.

— В целом как Вы бы оценили состояние российского банковского сектора? Многие отмечают, что происходит огосударствление, то есть доля государства в банковском секторе становится больше. Согласны ли Вы с этим мнением?

— Мы стараемся говорить с позиции объективности. Мы можем констатировать, что произошла определенная деприватизация в этом секторе. Но от чего это произошло? Это связано с теми проблемами, которые переживали некоторые банки. Что в этих условиях может делать регулятор?

Можно было или допустить, чтобы они обанкротились, или же оздоровить и потом снова выставить на рынок. Был выбран второй путь, он разумный, так поступают во всех странах.

Президент ассоциации "Познаем Евразию", председатель совета директоров "Банк Интеза" Антонио Фаллико
ТАСС

— Не пугают ли Вас те возможные санкции, о которых постоянно говорят власти США, европейские власти? Есть ли у Вас план, как действовать в случае реализации этих санкций?

— Как и многие другие, мы приспособились к санкциям. Мы не думаем, что санкции будут отменены завтра утром. Как мы можем защищаться?

Прежде всего существует огромное количество отраслей, которые не находятся под санкциями, подавляющее большинство предприятий под санкциями не находятся. Есть огромное пространство для того, чтобы работать.

Мы не преуменьшаем значение этих санкций, но это не касается столько самих санкций, больше беспокоит атмосфера, которую они создают. Потому что инвестор не пойдет с легким сердцем в страну, которая, он знает, находится в той или иной степени под санкциями. Но мы в данном случае идем, может быть, против течения.

Мы объясняем нашим клиентам, что очень глупо пугаться этого, надо просто действовать в своих интересах. Что касается Италии, то мы считаем, что она должна отстаивать интересы своей страны, а не интересы других стран.

И сейчас, когда в России работает много итальянских компаний, мы, в том числе, им и это объясняем, и видим, что это находит положительный отклик, они это понимают. Поэтому мы полны уверенности и надежд.

— Про будущее России, про рост ее экономики. Министр финансов Антон Силуанов заявил, что в 2019 году темп роста может превысить 1,3%. Какие прогнозы у «Банка Интеза»?

— Прогнозы — очень трудное ремесло. Но мы этим занимаемся. Наш исследовательский центр настрое более оптимистично: мы считаем, что рост будет 1,5%.
 
Беседовала Лана Самарина

Читать далее