Глобальные задачи, которые сегодня ставятся перед вузами, перестали казаться пугающе невыполнимыми. Обозначенные перед университетами показатели как правило инерционные — это игра вдолгую. Поэтому к ним не стоит относится как к абсолюту: государство просто дает целевые ориентиры, которые не нужно драматизировать. 

Приведу пример. Когда только запускался "Проект 5-100" (государственная программа поддержки крупнейших российских вузов для повышения их конкурентоспособности среди ведущих мировых научно-образовательных центров, в программу входит 21 университет — прим. ред.), запрашиваемые от университетов KPI (ключевые показатели эффективности – прим. ред.) казались нереальными. Однако сейчас, через 5 лет, мы видим комплексный эффект реализации этой программы: у университетов "5-100" наблюдается значительный рост показателей научной результативности, выросли показатели публикационной активности, цитируемости, интернационализации. 

Думаю, что и философия нацпроекта "Образование" хорошо ложится в общую стратегию, которая позволит России войти в десятку стран с сильнейшим образованием.    

Томский государственный университет Данила Шостак/ТАСС

Тем более, что мы начинаем этот путь не с нуля. За время работы "Проекта 5-100" российские вузы пережили большую и серьезную перестройку. Мы по своему университету видим, как мучительно долго приходится себя переучивать, но результат стоит того. Например, в ТГУ мы создали центр академического письма, чтобы учиться представлять свои научные результаты в международном формате. И сегодня, спустя несколько лет, мы видим, как наши философы, у которых был "ноль" в отчетах по международным публикациям, сейчас выдают по 10-15 публикаций в самых цитируемых мировых журналах. Это значит, что потенциал есть, его нужно просто учиться раскрывать на другом языке.

Иностранцы как энергия развития

Сегодня в университетах развиваются технологии, совершаются прорывы, создаются технологичные компании – и для всего этого нужны таланты. В нацпроекте есть конкретные цифры: к 2024 году количество иностранных студентов, обучающихся в российских вузах, должно быть увеличено в два раза – до 425 тыс. человек. На мой взгляд, это абсолютно правильная позиция. 

Иностранные студенты создают другой культурный контекст. Нашим детям, да и нам самим, предстоит жить в мультикультурной и глобальной среде, и навык общения с другими народами и культурами очень важен. К тому же исследования показывают, что многонациональные команды более продуктивны, потому что они поддерживают разнообразие образовательной и научной среды. Например, в исследовании Ричарда Флориды "Креативный класс: люди, которые меняют будущее" на огромных статистических массивах показывается, что все креативные анклавы состоят из представителей разных культур и народов. Кроме того, погружаясь в иноязычную структуру, человек быстрее взрослеет, становится более самостоятельным, ответственным. Так что интернационализация – мощный инструмент развития и взросления. 

Опыт развития ведущих мировых университетов показывает, что оптимальная доля иностранных студентов — до 30%. У нас сейчас 17% - в ТГУ обучается 2619 иностранцев, к 2024 году мы планируем набирать уже 5800 студентов из других стран, причем 40-45% из них – это дальнее зарубежье.

Александра Мудрац/ТАСС

Российское образование уже сегодня привлекательно для иностранцев, причем пока оно стоит дешевле, чем западное. Так что мы возвращаемся на этот рынок и становимся все более конкурентоспособны.

Сохранение самобытности 

В целом, если мы говорим о конкурентоспособности с точки зрения производства инноваций и влияния на экономику страны, то российское образование — именно такое. Сегодня вузы становятся драйверами развития, потому что именно в них зарождается диалог власти, бизнеса и образования. Например, эту практику Томский государственный университет уже несколько лет реализует на форуме новых решений U-Novus (ежегодный форум, представляющий собой «полигон» для совместной работы крупных компаний, университетов, научных организаций и технологического бизнеса - прим. ред.), где мы формируем не только общее видение, общую стратегию, но и совместные прорывные проекты. 

При этом на мировой рынок отечественное образование выходит со своей спецификой: фундаментальностью, междисциплинарностью, постановкой мышления, с формированием не только узкой специализации, но и ценностной, и этической матрицы, с вектором на пересечение профессиональных границ – трансфессиональностью. 

Тем не менее стоит учитывать, что конкурентоспособность – это меняющаяся история. Ориентация на рынок – ситуативна, и модели, которые сейчас в тренде, необязательно окажутся конкурентоспособными в горизонте ближайшего времени. Конечно, профессиональные компетенции важны, и вуз обязан достраивать их, но прежде всего востребованы профессиональная глубина, опора на научные школы и способность творчески работать на границах дисциплин. Именно поэтому сила российской системы в том, что мы экспериментируем с разными моделями, сохраняя при этом свою самобытность. 

Таким образом, сегодня в стратегии развития образования задана правильная философия: не рейтинги ради рейтингов, а трансформация ради создания зоны ближайшего развития всей системы. Так что, я думаю, все основные цифры будут достигнуты – тренд сейчас позитивный.