Интервью

14 мая, 09:00

Татьяна Голикова: каждый нацпроект касается конкретного человека

Вице-премьер РФ Татьяна Голикова

Вице-премьер РФ Татьяна Голикова, курирующая сразу четыре нацпроекта, рассказала, почему не может равнодушно относиться к их реализации и каким образом будет контролироваться их выполнение

Нацпроекты, стартовавшие в России с этого года, призваны решить многие наболевшие социальные проблемы, которые способны существенным образом тормозить экономическое развитие государства. Вице-премьер РФ Татьяна Голикова, курирующая сразу четыре нацпроекта – "Демография", "Здравоохранение", "Образование" и "Наука" – в интервью порталу "Будущее России. Национальные проекты", оператором которого является ТАСС, рассказала о том, почему не может равнодушно относиться к реализации нацпроектов и каким образом будет контролироваться их выполнение.

— Татьяна Алексеевна, нынешние национальные проекты – не первый опыт проектного управления в нашей стране. Насколько эффективен этот механизм? И не происходит ли тут дублирование с госпрограммами, например, при бюджетировании?

— В глобальном смысле это не первый опыт.

У нас почти десять лет назад были четыре приоритетных национальных проекта, благодаря которым получен очень серьезный и богатый опыт управления и достижения соответствующих результатов.

Первые нацпроекты стали прообразом государственных программ, а не наоборот. И умение управлять теми приоритетами, которые были обозначены как первые нацпроекты, сподвигло нас к изменению формирования федерального бюджета и перехода к отраслевым государственным программам.

Новые нацпроекты масштабнее, их больше, они отвечают почти на все вопросы, которые приоритетны для жизни наших граждан, а их мероприятия - часть государственных программ. Никакой путаницы тут не происходит. Министерство финансов создало достаточно гибкий и управляемый механизм, как нацпроекты укладываются в государственный бюджет и государственные программы.

Для нас с точки зрения какой-то дополнительной бюрократической работы проблем не существует.

Это специфическая тема, но все мероприятия нацпроектов специальным образом кодируются, то есть получают свои признаки, отличия в бюджетной классификации. Всегда можно посмотреть, как мероприятие нацпроекта профинансировано, сколько на него выделено денег. Более того, Министерство финансов практически уже завершило создание информационной системы "слежения" за реализацией национальных проектов в рамках "Электронного бюджета", чтобы в него подгружались определенные количественные и качественные показатели реализации конкретного мероприятия.

Вице-премьер РФ Татьяна Голикова и президент, председатель правления Сбербанка РФ Герман Греф на форуме "Национальные проекты – этап "реализация" в корпоративном университете Сбербанка в Аносино Михаил Терещенко/ТАСС

И дополнительно, не так давно, по результатам нашего обсуждения с губернаторами в Корпоративном университете Сбербанка [премьер-министром РФ] Дмитрием Анатольевичем [Медведевым] было дано поручение подумать над набором понятных качественных показателей, которые оценивают реализацию национальных проектов с точки зрения достижения результата. Это вот такой дополнительный блок, над которым мы сейчас работаем, и в ближайшее время его реализуем.

— Будет ли контроль за выполнением нацпроектов очень жестким?

— Контроль за выполнением и так жесткий.

Он осуществляется не только со стороны внешних контрольных органов, включая Счетную палату, но и внутри правительства создана многоуровневая система: каждый вице-премьер, который курирует соответствующий нацпроект, является руководителем проектного комитета по национальному проекту. У меня вот их четыре, по количеству нацпроектов, - "Демография", "Образование", "Здравоохранение", "Наука". Так же и у моих коллег, в зависимости от того, что за ними закреплено. Далее, на следующем уровне, контроль осуществляет руководитель проекта - это, как правило, федеральный министр.

Интервью вице-премьера РФ Татьяны Голиковой Владимир Гердо/ТАСС

И на каждом уровне есть своя система контроля по своему набору показателей, которая позволяет и с учетом возможностей Министерства финансов, Федерального казначейства, и с учетом возможностей Росстата и иной ведомственной статистики отслеживать не только финансирование, "построено - не построено", "куплено - не куплено", но еще и такие показатели, как рождаемость, смертность, заболеваемость, количество детей, которые пришли в этом году в первый класс и так далее.

— Некоторые эксперты считают, что цели, которые были поставлены, почти недостижимы. Насколько вы уверены в решении задач в рамках своих нацпроектов?

— Первое, что я хочу сказать, рассуждать на тему того, что достижимо, а что не достижимо - легко. Надо работать.

Конечно, планы, поставленные майским указом президента, очень амбициозные.

В социальной сфере они еще более амбициозные не потому, что они высокие или низкие, а потому что каждый из этих нацпроектов касается конкретного человека и каждый человек примеряет все на себя. Он не меряет средним уровнем в стране или в регионе, как принято в статистике. Всегда оценивается ситуация в своей семье, своем доме, свое благополучие, своя работа и так далее. Поэтому такие проекты всегда очень сложны с точки зрения реализации. Как известно, никогда не бывает, чтобы все были довольны. Мы это можем сказать, опираясь на свой опыт.

Я приведу простой пример. Когда в 2006 году стартовали первые нацпроекты, продолжительность жизни в России была чуть более 65 лет. Когда они завершились - это практически конец 2012 года, то есть через 6 лет - у нас продолжительность жизни стала 70,24 года. Сейчас, по итогам 2018 года, мы стартуем практически с 73 лет, на 2024 год запланирована продолжительность жизни 78 лет. Если соотносить с прошлым опытом, то этот прирост в 5 лет кажется вполне достижимым.

Конечно, будет сложно, это целый комплекс, целый набор мер и мероприятий, которые нужно принять не только в социальной сфере, но и по всем другим направлениям.

Ключевое – это развитие экономики, темпы экономического роста, которые позволяют рассчитывать на сокращение бедности, на повышение реальных доходов населения и, как следствие, рост благосостояния и ощущение благополучия.

Потому что если человек видит, что его доходы растут, если он может приобрести больше общественных и социальных благ, то, конечно, у него улучшается настроение и улучшается качество жизни.

Вице-премьер РФ Татьяна Голикова Владимир Гердо/ТАСС

— На национальные проекты выделены беспрецедентные средства. Насколько регионы готовы работать с такими суммами? Есть ли у них для этого компетенции?

— Первое, что я хочу сказать - президент издал указ, согласно которому деятельность руководителей регионов будет оцениваться по 15 показателям. Показатели "родились" по результатам расширенного заседания президиума Госсовета в Ялте, когда у всех губернаторов вместе с членами правительства, экспертами была возможности обсудить, какие показатели должны лечь в основу оценки их деятельности. То есть в некотором смысле этот указ подготовлен по предложениям самих губернаторов. Такая оценка начнется уже по итогам 2019 года.

Сложно ли достигать эти показателей? Конечно, сложно. Но это ведь тоже не первый опыт, у регионов был опыт реализации первых нацпроектов. По части, например, здравоохранения и образования: были региональные программы модернизации здравоохранения, региональные программы развития образования, которые реализовывались в 2011-2012 годах. Здесь, мне кажется, очень важно, чтобы в регионах были созданы сильные управленческие команды, которые бы очень качественно администрировали эту работу и своевременно принимали решения и оценивали то, как развивается ситуация по реализации мероприятий.

Что касается финансового обеспечения, то следует сказать, что правительство пошло на достаточно беспрецедентный шаг.

Я могу об этом говорить твердо, поскольку я много лет занималась работой с федеральным бюджетом.

Никогда в новейшей российской истории мы не принимали решений, чтобы полномочия регионов софинансировались на уровне 95-99% со стороны федерального бюджета.

Всегда был расчет обязательно с учетом уровня бюджетной обеспеченности. Как правило, это было соотношение 60% на 40%, 70% на 30% и так далее.

Фактически мы полностью создаем ту инфраструктуру, которая на сегодняшний день включена в состав национальных проектов, и у регионов возникают лишь те обязательства, которые связаны со своевременной подготовкой проектной документации. Если это стройка, например, - своевременное выделение земельного участка. В последующем, что важно, также выделение расходов на содержание этих созданных инфраструктурных объектов, обеспечение их кадрами и так далее.

Мы на регулярной, практически ежемесячной основе, очно встречаемся с регионами для того, чтобы понять, какие у них есть проблемы, где они отстают или что-то недопонимают, где нужно что-то доделать, подстроить. Кстати, по результатам таких обсуждений принимаются изменения в федеральные нормативные акты, если в этом есть необходимость, чтобы мероприятия были реализованы.

— Среди показателей выполнения нацпроектов будет оцениваться и состояние здоровья населения. Однако только нормативными актами сложно кардинально изменить ситуацию в стране, где люди "терпят до последнего" и идут к врачу только в крайнем случае. Как можно изменить само отношение людей к этому вопросу?

— Нам очень важно, чтобы уже в школе детям рассказывали, а лучше на примере показывали, как вести здоровый образ жизни. Но это многокомпонентная задача. Здесь очень важен межведомственный подход, который мы сейчас пытаемся реализовать в рамках федерального проекта по здоровому образу жизни. Это часть национального проекта "Демография". Министр здравоохранения вместе с министром просвещения провели уже серию совещаний для того, чтобы отработать такие образовательные модули, которые даже раньше, чем со школьного возраста, прививали бы основные навыки здорового образа жизни.

Кроме того, сейчас возрождается деятельность центров здоровья, которые были открыты в рамках первого нацпроекта, они возрождаются на новой качественной основе, с новым набором программ. Это как раз профилактика, возможность для каждого человека, пройдя обследование, понять, как надо корректировать свой образ жизни, свое поведение.

Не могу не сказать еще об одной теме, которую считаю очень важной: это диспансеризация и профилактические осмотры. Знаю абсолютно все нарекания, которые есть со стороны людей, что в отдельных случаях профосмотры и диспансеризация носят формальный характер. Для этого мы сейчас полностью изменили нормативную базу и Минздрава, и Фонда обязательного медицинского страхования в той части, которая касается деятельности страховых медицинских организаций по контролю за проведением профосмотров и диспансеризации.

Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев (в центре) и вице-премьер РФ Татьяна Голикова, губернатор Московской области Андрей Воробьев, министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова (справа налево) во время посещения Онкорадиологического центра Московского областного онкологического диспансера в Балашихе Екатерина Штукина/пресс-служба правительства РФ/ТАСС

Кроме того, мы внесли изменения в программу государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи, где полностью прописали все, что связано с новой процедурой проведения и профосмотров, и диспансеризации. Причем диспансеризация после 40 лет теперь ежегодная. Ввели дополнительно необходимые онкологические скрининги, о которых президент говорил в послании [Федеральному собранию], чтобы на ранних стадиях выявлять соответствующие заболевания. Очень рассчитываем в этой работе на регионы.

Премьер-министр, выступая с отчетом 17 апреля в Госдуме, объявил всеобщую двухлетнюю диспансеризацию. Для этого он поручил Министерству здравоохранения до 20 мая выпустить распорядительный акт, который будет предписывать регионам, как они должны эту работу организовать (помимо того, что прописано в программе госгарантий). Такого не делалось, наверное, с советских времен.

Что важно, это уже есть в нормативных документах - регионы должны определить перечень медицинских организаций, разместить информацию на сайтах департаментов или министерств здравоохранения, на сайтах медицинских организаций, чтобы наши граждане могли полностью пройти профосмотр и диспансеризацию, чтобы их не "гоняли" от одного учреждения к другому.

Мы понимаем, что это будет сложно. Но эту работу очень важно проделать. Президент сказал, что, если человеку сложно пройти диспансеризацию в пятидневную рабочую неделю, надо предоставить возможность людям приходить в лечебное учреждение в субботу или вечером, но за это нужна соответствующая оплата врачам. Это тоже предусмотрено в тех изменениях программы госгарантий, о которых я сказала. Кроме того, мы на 22,5% увеличили тариф на просмотр и диспансеризацию для того, чтобы тот набор составляющих, который теперь входит в диспансеризацию, был финансово обеспечен.

В прошлом году количество граждан, которые прошли профосмотры и диспансеризацию, составило почти 21 млн человек. В этом году планируется, что будет 62 млн.

Я думаю, что наши граждане пойдут на диспансеризацию, если будет обеспечена соответствующая доступность, организация и качество проведения.

Здесь, конечно, без регионов нам не обойтись, без большой армии медицинских работников. Но и результатом должен стать законченный случай: если выявлено какое-то заболевание, то человек должен быть поставлен на учет, ему должно быть предложено соответствующее дальнейшее медицинское обследование и лечение.

Можно задать вопрос: "Почему так много? Зачем такой скачок?". Мы привыкли говорить о том, что лидерами по смертности являются сердечно-сосудистые и онкологические заболевания, и часть мероприятий нацпроекта "Здравоохранение" на это и нацелена. Самый финансовоемкий проект - это онкология. Но структура заболеваемости и смертности более широкая, чем сердечно-сосудистые и онкологические заболевания. Поэтому нам важно понять, адекватна ли наша статистика, какая фактическая ситуация, которая может сложиться по результатам диспансеризации.

— Одна из задач нацпроекта, также связанная со здоровьем, - это повышение качества питания. Нацпроектом предусмотрены мониторинг продуктов, создание специального сайта и приложения по его результатам. В какие сроки все это будет сделано?

— Знаете, мы вроде привыкли, что есть Роспотребнадзор, и он занимается контролем качества. Но с законодательной точки зрения у нас никакого качества питания даже терминологически не присутствует. Этот год уйдет на то, чтобы провести соответствующую подготовительную работу и обеспечить возможности для последующей реализации мероприятий. Сейчас Роспотребнадзор вместе с другими коллегами отрабатывает поправки в законодательство, они находятся в высокой степени готовности для внесения в правительство. Параллельно проводится работа по изменению СанПиНов.

Что касается мониторинга, то он будет осуществляться по двум направлениям: это оценка фактического питания в организованных коллективах (школы и больницы) и мониторинг потребления отечественных продуктов питания, качества продуктов, которые присутствуют на нашем рынке.

Для того, чтобы не ошибиться в последующем, у нас на территории 5 регионов Роспотребнадзором начат пилотный проект, который должен отработать механизмы такого мониторинга, чтобы правильно построить нормативную базу. Проект предусматривает дооснащение 17 лабораторий, которые будут заниматься контролем качества пищевых продуктов. Мы предполагаем, что осенью на общедоступных ресурсах Роспотребнадзора будет запущен специальный модуль "Здоровое питание", который будет содержать информацию о качестве продуктов питания, их фактическом составе, полезности или рекомендуемых ограничениях по потреблению, в том числе людям с определенными заболеваниями.

Вице-премьер РФ Татьяна Голикова Владимир Гердо/ТАСС

Кроме этого, то самое электронное приложение, которое вы упомянули, - оно уже разрабатывается. Некоторые компании, не буду их называть, уже вызвались быть пилотными участниками такого проекта для того, чтобы в их торговых сетях можно было отследить качество продуктов. О чем еще нужно сказать - это возможность изъятия некачественных продуктов. Конечно, такой механизм предусматривается, но здесь мы действуем строго в рамках законодательства, которое сейчас действует и которое будет создано посредством этих поправок в законы, которые, мы надеемся, осенью будут приняты.

— То есть в конечном итоге появится электронная база продуктов, и по каждому можно будет найти информацию?

— Объять необъятное – да, но это не произойдет так быстро, как хотелось бы. Но основные продукты питания войдут в эту систему в первую очередь.

— Еще одна задача нацпроекта "Демография" – это развитие спорта. Как часто вы сами занимаетесь физическими упражнениями, ходите в спортзал?

— Я являюсь приверженцем здорового образа жизни уже давно. Стараюсь, насколько это возможно, с учетом графика работы, семейных дел все-таки какую-то часть времени спорту посвящать. С питанием проще: просто не ем и все (смеется), потому что времени нет. А если серьезно, то стараюсь придерживаться здорового питания. Что касается спорта, то считаю, что это абсолютно необходимо для всех и каждого, начиная от ребенка до людей старшего поколения. Неважно, сколько времени, но двигательная активность, насколько тебе позволяет твой организм, - это очень важно. Сама стараюсь заниматься каждое утро.

— Должны ли компании мотивировать своих сотрудников к занятиям спортом?

— В федеральном проекте "Здоровый образ жизни" есть целый блок, посвященный корпоративным программам и ЗОЖ, которые сейчас Минздрав и Минтруд отрабатывают. Для работодателей будут предложены в том числе и типовые программы.

Еще одним проектом, который, строго говоря, не входит в нацпроект, но является очень важным - это здоровье на производстве. Некое возрождение "цеховой медицины", когда компании заинтересованы в том, чтобы работник не отвлекался и не брал выходной день, а где-то поблизости от своего предприятия мог пройти профосмотр или диспансеризацию. Сейчас уже фактически продуман механизм оплаты, но нужно принять соответствующую нормативную базу, она находится на стыке компетенций Минздрава, Минтруда и Фонда социального страхования. Думаю, что нам потребуется какой-то период 2019 года для того, чтобы эту тему отработать. Работодатели в этом заинтересованы.

— А нужно ли стимулировать самих работодателей, чтобы они развивали корпоративные программы здоровья?

— Они сами в этом заинтересованы, потому что чем меньше их работник болеет, тем выше производительность труда. Но мы продумываем такие возможности и стимулы для предприятий.

У Фонда социального страхования есть исчерпывающая база по больничным листам. По каждому работодателю мы можем видеть все, что происходит, и делать выводы, кто этим занимается, кто нет.

Поэтому у работодателя есть прямая заинтересованность в подобного рода программах здоровья. Непростая тема, но очень важная, и я думаю, мы подойдем к ее реализации.

— А как можно мотивировать людей на занятия спортом?

— Недавно вышло поручение президента, чтобы был предусмотрен вычет из подоходного налога при занятии спортом. Я думаю, что скоро такой законопроект, поправки в Налоговый кодекс, Минфин внесет.

Тут много можно стимулов придумать, но здесь важно отношение самого человека. Работодателю достаточно сложно сподвигнуть сотрудников вести здоровый образ жизни. Когда мы начинали в 2008 году программу по борьбе с употреблением алкоголя и табака, нам казалось, что мы никогда эту проблему не преодолеем. Но в итоге получили хороший отложенный эффект, результат достигается не сразу. Общество к подобного рода изменениям идет очень долго. Вот раньше никто не обращал внимания: все курят в ресторане и курят, а сейчас это вызывает раздражение. Но сколько на это потребовалось времени? Почти 10 лет для того, чтобы у нас изменилась поведенческая модель.

Не буду скрывать, есть значительное количество сторонников послаблений: например, отдельное регулирование электронных сигарет или возврат продажи пива на стадионах. Я являюсь категорическим противником такого возврата и такого отката назад, потому что я знаю, как трудно это преодолеть и насколько дорого это стоит с точки зрения вклада в здоровье конкретного гражданина. Это касается в том числе и всех последствий, которые связаны с заболеваемостью и смертностью. У нас основные проблемы со здоровьем возникают у людей в трудоспособном возрасте, и в значительной части решаются через профилактику. А вредные привычки, так называемые управляемые причины, если от них отказаться, то и заболеваний будет меньше. И здесь отказываться от достижений, от абсолютных достижений страны, я считаю неправильным.

Вице-премьер РФ Татьяна Голикова Владимир Гердо/ТАСС

— Если смотреть на финансовое обеспечение нацпроекта, то самая большая статья расходов – финансовая поддержка семей и различные выплаты, с этим связанные. К примеру, материнский капитал, который предоставляется сегодня при рождении второго или последующих детей. Деньги – острый вопрос для многих семей. Рассматривается ли возможность давать его и на первенца?

— В рамках каждого нацпроекта при проектном комитете есть экспертные и общественно-деловые советы. Они состоят не из чиновников, а именно из экспертов, специалистов в той или иной области, некоммерческих организаций. Их руководители при подготовке к проведению проектного комитета и во время его проведения докладывают обязательно, что они видят, какие есть проблемы. Демография и материнский капитал не исключение.

Многие эксперты предлагают рассмотреть вопрос о возможности введения материнского капитала при рождении первого ребенка.

Нынешняя программа материнского капитала действует до 2021 года. Мы сейчас думаем о том, что ее надо продлевать дальше, потому что у нас непростая демографическая ситуация с точки зрения рождений по понятным причинам, о которых уже многократно говорилось: сокращение количества женщин, находящихся в репродуктивном возрасте с одной стороны, с другой - изменение поведенческой модели. То есть первые роды откладываются на более поздний срок для того, чтобы получить образование, зарекомендовать себя устойчиво на работе.

Более того, есть внутренняя миграции населения, то есть возможность молодых людей приехать учиться в европейскую часть России и связанное с этим изменение поведенческой модели в том числе приводит к тому, что "первые рождения" сокращаются.

Здесь очень важно оценить, что для молодой семьи является самым чувствительным ограничением при принятии решения о первом ребенке. Мы сейчас этим занимаемся достаточно глубоко, потому что все равно нужно будет принять дополнительные меры по демографии. Какими они должны стать и на что быть направлены? Думаю, что в 2020 году нам придется дать ответ на этот вопрос, изучив эту тему по результатам 2019 года, по результатам уже принятых решений. Но по данным, которыми мы сейчас располагаем, самым важным является жилье для молодой семьи. Даже по тому, как используются средства маткапитала, - это погашение ипотечных кредитов и приобретение жилья.

Крыша над головой - это самое главное для того, чтобы стабильно стоять на ногах.

— Вы сказали про анализ мероприятий по финансовой поддержке семей и дополнительных мероприятиях. Значит ли это, что нацпроект – очень гибкий формат, и в нем могут появляться новые мероприятия?

— Очень гибкий. Любой нацпроект.

Если по каким-то направлениям расходования средств не происходит или происходит медленно, у проектных комитетов есть полномочия, возможность перераспределить их на другие цели.

Если это требует изменений законодательства, тогда мы выходим с предложением к председателю правительства, который возглавляет президиум совета, совет же возглавляет президент, чтобы акцептовать такие мероприятия и уже менять законодательство.

— А возможно появление новых нацпроектов?

— Появление нацпроектов предопределено указом президента. Если президент примет решение, что должен быть еще какой-то нацпроект, то так тому и быть.

Но я хочу сказать, что те задачи, которые перед нами стоят в рамках майского указа, решаются не только нацпроектами. Они решаются всей системой управления, которая сегодня создана, и всей системой расширенного бюджета - то есть и федерального, и бюджетов государственных и внебюджетных фондов, и регионов, и местных бюджетов. Вычленение национальных проектов и конкретных мероприятий является приоритезацией того, что необходимо сделать именно сегодня, чтобы не допустить в последующем каких-то необратимых изменений. С остальным можно справиться обычными финансовыми ресурсами, которые есть и в государственных программах, и в бюджетах регионов.

Вице-премьер РФ Татьяна Голикова Владимир Гердо/ТАСС

Конечно, коррективы какие-то могут быть, и они должны быть. Система не может стагнировать, потому что мы получаем новую информацию и должны на это реагировать.

— Еще одна мера, которая направлена на повышение уровня жизни семей, - это бесплатное профессиональное обучение женщин, находящихся в декрете. Аналогичная мера поддержки в этом году стартовала для граждан предпенсионного возраста. Какие чаще всего они выбирают направления? И как будут выглядеть курсы для женщин?

— Часть проекта для женщин стартует с 2020 года. Предполагается, что в 2020-2021 годах такое переобучение будут проходить приблизительно по 40 тыс. женщин. Сейчас регионами проводится работа, чтобы понять, какие направления переподготовки будут наиболее востребованы, как должны взаимодействовать службы занятости с этим контингентом, какие к этому подключить образовательные организации. Ко времени подготовки нами соответствующего постановления эти моменты уже будут зафиксированы.

Что касается граждан предпенсионного возраста, то сейчас однозначно выкристаллизовались самые популярные направления переподготовки, которые они выбирают, - это сфера услуг и информационно-коммуникационные технологии, туризм.

— Что касается вообще блока образования, то в нацпроекте "Образование" целых десять крупных разделов. Какие из задач наиболее актуальны сейчас, а какие рассчитаны на долгосрочную перспективу?

— Абсолютно все из них направлены на долгосрочную перспективу, потому что все они структурированы по уровням образования: дошкольное, школьное, специальное, высшее, дополнительное. Кроме того, нацпроект будет способствовать профессиональному совершенствованию учителей, включая молодых, до 35 лет. Уже к 2024 году порядка 70% наших учителей до 35 лет в первые три года работы должны быть вовлечены в различные формы поддержки и сопровождения для повышения квалификации и получения допобразования.

Есть мероприятия, направленные на экспорт образования. Так, будут строиться новые кампусы для студентов. Кроме того, у нас есть "Проект 5-100" по повышению конкурентоспособности российских вузов в мире. В него входит 21 высшее учебное заведение. В рамках следующего этапа мы хотим расширить количество таких высших учебных заведений до 30, и к их уровню "подтянуть" еще 80 региональных вузов. Важно, чтобы эти вузы стали центрами компетенций в соответствующем регионе и могли решать проблемы, связанные с оттоком молодых людей из регионов и переездом их на учебу и работу в европейскую часть России. Это очень важные процессы, и они ни в коем случае не измеряются ни годом, ни тремя.

Кроме того, и нацпроект "Образование", и нацпроект "Наука" предусматривают создание неких консорциумов, например, научно-образовательных центров, научных центров мирового уровня.

Предполагается создать 15 научно-образовательных центров. Центров мирового уровня – 16: не менее трех по генетике, четырех - по математике, остальные - по приоритетам стратегии научно-технологического развития. И очень важно, что первые пять научно-образовательных центров будут стартовать не в Москве и Петербурге, а как раз в других регионах страны, где это важно с точки зрения сохранения потенциала молодого населения. Предоставление возможности учится, работать, развивать науку, самосовершенствоваться.

— За рубежом достаточно много компаний, которые получают различные льготы, если берут на работу сотрудников пожилого или предпенсионного возраста. Возможно ли появление похожих механизмов в России?

— Предпенсионный возраст у женщины сейчас – 51 год, и очень обидно, если ты уже не нужен. Но мне кажется, что это всегда компромисс. Здесь нельзя сравнивать нашу ситуации и ситуацию в Европе, где давно существенно повышен пенсионный возраст до 65-67 лет. И для них люди пенсионного возраста - это все-таки на 10-15 лет старше, чем мы имеем на сегодняшний момент. Мне кажется, что при том дефиците трудовых ресурсов, который у нас есть, не совсем рационально ставить вопрос, что сохранение людей, скажем, в возрасте 51 года для женщин или 56 лет для мужчин требует каких-то преференций. В отношении более старших возрастов – возможно. Но нельзя "разбрасываться" потенциалом людей в этом возрасте, они уже имеют огромный профессиональный опыт, знания, могут выступать наставниками по отношению к молодым. И очень важно этот, в буквальном смысле, "золотой ресурс" не растерять.

Вице-премьер РФ Татьяна Голикова Владимир Гердо/ТАСС

Мы не сняли с повестки дня вопрос о возможности отработки такого ряда преференций. У нас есть экспертная группа, которая заседает при правительстве. Это тоже эксперты, это не чиновники, которые отрабатывают различные предложения, они связаны с реагированием на возможные изменения на рынке труда. У нас есть подписанное сейчас председателем правительства поручение ряду министерств дополнительно проработать вопрос о такого рода преференциях работодателям, в организациях которых работают граждане старшего возраста. Но еще раз повторюсь - не все требует преференций.

— Зимой вы поручали провести проверку психоневрологических интернатов. Будут ли по итогам этой проверки пересмотрены соответствующие СанПиНы?

— Да, уже подготовлены изменения. Я ставила срок Роспотребнадзору сделать это к 1 июня. Я знаю, что сейчас подготовлены изменения, касающиеся жилых помещений психоневрологических интернатов в части отказа от коридорной системы устройства этих учреждений с возможностью перехода на квартирную систему, которая принята в современном мире.

Многие общественники и инвесторы, которые заинтересованы в том, чтобы вкладывать ресурсы в развитие этой сети, ставили вопросы не только об этой коридорной системе, но и о том, что у нас сохранилось унаследованная от советских времен, извините за такой отвратительный термин, "семидневная передержка" человека, поступившего в социальное учреждение, в специально изолированном помещении. Раньше эта процедура оправдывалась тем, что у человека может быт инфекционное заболевание или еще что-то, и поэтому его изолировали на 7 дней.

Но мы уже так давно ушли вперед, что необходимости в таких процедурах совершенно нет. Эта норма сейчас отменяется в СанПиНах. Кроме того, там появляется возможность, что особенно важно для психоневрологических интернатов, прививать навыки самообслуживания. Возможность стирать, готовить и так далее. Это очень важно для того, чтобы человек, который находится там, был интегрирован в социум.

У нас проверка психоневрологических интернатов еще не закончилась. Мы получили первый срез и первый результат, он неутешительный. Никаких иллюзий мы не строим по поводу того, что у нас все хорошо. Мы на это не закрываем глаза. Это серьезнейшая тема, с которой нужно работать вместе с Советом при правительстве по вопросам попечительства в социальной сфере. Общественные организации активны в этой части. Сейчас проходит обследование всех людей, которые находятся в психоневрологических интернатах. Курирует эту работу Институт психиатрии имени Сербского. Они будут проводить это обследование до сентября, но мы попросим их предоставить промежуточные итоги.

Для чего мы это делаем? Для того, чтобы понять, какая нам инфраструктура в этой части нужна, все ли люди, которые там находятся, действительно ли нуждаются в постоянном проживании в стационарном социальном учреждении или все-таки могут находиться в семьях. Для той части из них, которые больны и одиноки, наверное, все-таки должны работать такие учреждения. Но мы точно понимаем, что эти люди, даже несмотря на тяжелые болезни, не должны быть изгоями нашего общества.

— Татьяна Алексеевна, на ваших хрупких женских плечах целых четыре нацпроекта. Как вы относитесь к этой работе? Можно ли сказать, что это какой-то личный вызов для вас или все-таки обычная повседневная работа?

— Знаете, это очень сложный вопрос. Мы с этого с вами начали разговор. Нас часто ругают за то, что мы недостаточно что-то делаем, может, где-то неправильно, что-то не доделываем, но могу сказать точно, что мы все очень стараемся. Стараемся для того, чтобы в нашей стране стало жить лучше. Чтобы улучшилось качество услуг в сфере образования, здравоохранения. Чтобы люди чувствовали себя в нашей стране комфортно и гордились ей.

Кристина Соловьева