23 апр, 09:00
Производительность труда и поддержка занятости

Наука сберегать: Замглавы МЭР о том, как ускорить темпы роста экономики за счет нацпроекта

Заместитель министра экономического развития Петр Засельский рассказал о ближайших планах реализации нацпроекта "Производительность труда и поддержка занятости"

Производительность труда в России пока остается на низком уровне – по этому показателю страна отстает от мировых лидеров в 2-3 раза. Сократить этот разрыв и тем самым ускорить темпы роста экономики правительство планирует за счет реализации национального проекта "Производительность труда и поддержка занятости".

Помимо основных финансовых стимулов – льготного кредитования и налоговых преференций, увеличивать производительность будут и другими способами – внедрением культуры бережливого производства и организацией эффективных центров занятости, которые станут удобным инструментом как для работодателей, так и для работников. Особое внимание также уделят подготовке профессиональных кадров в области производительности труда.

О ближайших планах реализации нацпроекта в интервью общероссийскому порталу "Будущее России. Национальные проекты", оператором которого выступает ТАСС, рассказал заместитель министра экономического развития Петр Засельский.

— Почему повышение производительности труда в России стало одной из национальных целей, для достижения которой даже был создан отдельный национальный проект. Почему это так важно?

— Производительность труда – это собирательное понятие, поэтому его и собрали в отдельный нацпроект. Иначе оно было бы разобщено в абсолютно разных ведомствах, сферах и у разных людей.

Необходимо было объединить все в одном месте, потому что это не только техническое переоборудование предприятий, но и изменение культуры производства, технологии, восстановление хозяйственных связей и так далее. 

— Насколько остро стоит проблема повышения производительности в России?

— Остро. Это показатель, который можно оцифровать, посчитать, он есть и в рейтингах. Рейтинги существуют разные, но какие бы они ни были, они показывают одно и то же – мы отстаем по производительности труда в 2-3 раза от лидеров. Это, конечно, не очень хорошо, но создает потенциал для прорывного роста.

Мне кажется, что очень важно донести до людей, что есть такие возможности. Для этого, в частности, был организован Федеральный центр компетенций (оператор нацпроекта по увеличению производительности труда – прим. ред.), который по всей стране будет распространять передовые практики бережливого производства. Этому в современной России не учили, это знание было утеряно со времен Советского Союза.

Сейчас мы ведем обучение практически с нуля, потому что прошло 30 лет - целое поколение. В Советском Союзе в 1920-1930 годы было огромное движение - около 25 тыс. тренеров смогли воодушевить страну так, что СССР показал результаты, которых раньше не было в мире. Наша задача сейчас – сделать то же самое.

— Какие результаты в 2018 году показали пилотные предприятия? Соответствуют ли они ожиданиям?

— Результаты соответствуют ожиданиям.

Около 70% предприятий показали рост производительности труда на 10% в первый год участия в нацпроекте. Будем надеяться на успехи предприятий в дальнейшем.

У нас большой эффект низкой базы, поэтому мы можем достигать результатов, которые заложены сейчас нацпроектом.

— Будет ли как-то контролироваться дальнейшее внедрение бережливых технологий на предприятиях?

— Предприятия, вошедшие в проект, берут на себя обязательства взамен экспертизы и других мер поддержки, которые они получают, повышать производительность труда на 10-15-30% в первый, второй и третий годы участия. Мы надеемся, что они будут выполнять эти обязательства, которые на себя взяли.

На сегодняшний день никаких наказаний за невыполнение этих обязательств не предусмотрено. Мы рассчитываем на добрую волю.

Предприятия, участвующие в проекте, получают очевидные бонусы: развитие, рост качества, рост прибыли, новые рабочие места, поэтому они сами заинтересованы в продолжении работы.

— Минэкономразвития сотрудничает с Японией в области производительности труда. Планируется ли подписание такого же меморандума с другими странами? 

— Да, подписан меморандум с Францией. Недавно в Берлине была конференция, на которой мы обсудили предварительную возможность подписания соглашения с Германией. Дальше будем вырабатывать план действий по обмену опытом, работе с немецкими и французскими компаниями и их поставщиками в России.

— Немалую роль в реализации нацпроекта играют региональные власти. Как у вас сейчас с ними строится работа?

— Сейчас губернаторы и руководство регионов понимают, что это - часть нашей жизни, причем основная. Губернаторам установлены KPI (ключевые показатели эффективности – прим. ред.) по достижению национальных целей. Теперь это не просто декларации - будут спрашивать за результат не только регионы, но и правительство. Многие регионы готовы участвовать. Среди них, конечно, есть и лидеры, и аутсайдеры. 

— Нацпроект состоит из трех частей. Одна из них - это системные меры поддержки. В частности, пилотный проект по налоговым преференциям должен запуститься уже в этом году в одном регионе. Пилотный регион и преференции уже определены? 

— Состоялись заседания рабочих групп, на которых обсуждались потенциальные налоговые преференции. Было привлечено бизнес-сообщество, Минфин, ФНС и другие ведомства. Был очень сильный разброс мнений: от "кардинально отменить все и ввести одну преференцию" до "снизить везде по чуть-чуть". Это было отфильтровано и еще раз обсуждено с Минфином. Нам нужно найти компромисс между интересами федерального центра и регионов. Самое главное в этом компромиссе, чтобы такая налоговая преференция была доступна и легко реализуема. 

По поводу того, какой регион будет пилотным: решение, будет ли это один регион или несколько, будем принимать позже, когда станет понятна конфигурация налоговых льгот, и будет ли нагрузка на региональный бюджет.

— Также нацпроект предусматривает снижение административных барьеров. От чего необходимо избавиться в первую очередь? 

— Система сбора предложений по устранению административных барьеров предусмотрена на информационной платформе Федерального центра компетенций, которая сейчас разрабатывается и должна запуститься концу этого года. 

Какие основные требования? Думаю, чаще всего это избыточные технические требования. Большие надежды на "регуляторную гильотину", но, наверное, после нее все равно что-то останется. Также есть большой блок ограничений с точки зрения избыточного правового давления. Есть предложения по облегчению уголовного преследования за ряд правонарушений, идет работа над аннулированием уголовной ответственности за невозврат валютной выручки. Предприниматели говорят, что они на своем уровне не могут влиять на зарубежного партнера - он им заплатил не в срок, и сейчас получается за это сразу уголовная ответственность. И таким образом бизнес теряет интерес поставлять что-либо на экспорт.

— Нацпроект подразумевает доступ к кредитам Фонда развития промышленности и программе кредитования МСП. Воспользовался ли уже кто-то этими кредитами?

— Первый льготный целевой заем в рамках национального проекта "Производительность труда и поддержка занятости" получила от ФРП группа компаний "Тасма" из Казани.

Главное условие получения займа – одобрение Федерального центра компетенций. Сейчас рассматривается больше десяти заявок.

Все ждали утверждения нацпроекта, и сама процедура оформления заявки занимает какой-то определенный промежуток времени. Мне кажется, по мере развития программы этот инструмент будет все более востребован. 

— Планируется ли расширять систему льготного финансирования для предприятий, реализующих программу повышения производительности труда?

— Такая задача ставится нацпроектом. Мы ведем диалог с Минсельхозом. Возможно, какие-то меры предпримем и разработаем совместно с Минтрансом и Минстроем. Вводить новые меры достаточно проблематично, список мер уже сейчас большой, и с добавлением еще одной меры результат не всегда может быть достигнут. Плюс не всегда на это есть бюджет. Но мы постараемся встроить показатели по росту производительности труда в уже существующие программы. 

— Нацпроект также предполагает модернизацию служб занятости. Как должна выглядеть идеальная служба в вашем понимании?

— Всегда нужно исходить из удобства конкретного гражданина, который попадает в службу занятости. Все должно быть информативно, наглядно, решения должны приниматься быстро, должно быть большое меню возможностей.

Типовую модель центра занятости, которая будет вводиться по всей России, разрабатывают РАНХиГС и ФЦК.

Мы планируем учесть опыт лидеров – скандинавских стран. Очень важно предусмотреть возможность, чтобы ищущий работу человек смог быстро узнать о вакансиях как в своем регионе, так и в соседних. 

— Когда начнется работа по модернизации служб занятости и появятся первые центры занятости? 

— Типовое решение должно быть готово в июне-июле этого года, после чего оно будет внедряться в регионах.

Пилотные проекты уже были реализованы экспертами ФЦК в Нижнем Новгороде и в Самаре. Они длились три месяца, но для полноценной смены всей системы требуется больше времени и много решений. 

— Многие переживают, что повышение производительности приведет к увольнениям. Ожидаете ли вы масштабных сокращений?

— Опыт пилотных регионов и предприятий показывает, что ни один сотрудник уволен не был.

Более того, предприятия, которые повышают производительность, параллельно повышают качество и снижают издержки, и расширяют производство. Такие предприятия, наоборот, производят набор персонала. Пока что мы не прогнозируем масштабных увольнений.

Расширение производства, в частности, может происходить за счет внутреннего рынка, где достаточно большая доля импортных товаров. Второе – это экспорт. 

В любом случае, дополнительно есть федеральный проект "Поддержка занятости" (входит в нацпроект по производительности труда – прим. ред.), который предусматривает переобучение сотрудников необходимым предприятию профессиям. Вместо того, чтобы искать нового сотрудника на рынке, предприятие отправляет своего работника на переобучение и получает уже знакомого человека, только с другой профессией. Есть также примеры, когда люди после переобучения сами уходили на более высокооплачиваемую должность в других компаниях. 

— Мы затронули тему экспорта. В числе целей повышения производительности - улучшение качества продукции, снижение издержек, повышение конкурентоспособности, что способствует развитию экспорта. Предприятия пилотных регионов смогли выйти на новые рынки? 

— Программа по поддержке экспорта в рамках нацпроекта стартует в этом году. Но в рамках нашего пилотного проекта несколько предприятий нашли новые рынки сбыта. Например, самарский Средне-Волжский механический завод рассматривает возможность поставок своей продукции во Вьетнам.

Многие предприятия вообще не догадываются, что они могут что-то поставить за границу, им даже идея такая в голову не приходит.

Многие предприятия вообще не догадываются, что они могут что-то поставить за границу, им даже идея такая в голову не приходит.

Наш национальный проект предусматривает обучение в школе экспорта, где можно получить информацию по всем этапам реализации экспортных контрактов: из чего они состоят, как правильно их заключать, какие виды поставок существуют, что нужно предусмотреть, и где есть тонкие места в контрактах. Вплоть до того, что могут подсказать, на каких рынках может быть востребована продукция предприятия.

— Когда будут разработаны стандарты высшего образования в области производительности труда? На базе каких университетов планируется их внедрить?

— У нас есть курс обучения, предусмотренный паспортом национального проекта, - это обучение высших управленческих кадров "Лидеры производительности". За 2019 год мы должны обучить около 3300 человек. Курсы разрабатывались Всероссийской академией внешней торговли. Диалог об участии в этой программе идет с ведущими вузами России. Сейчас уже есть подтверждение участия от РАНХиГС, Kingston University, Московской школы управления "Сколково", Академии Росатома и PricewaterhouseCoopers. 

По поводу разработки стандарта - этот вопрос мы обсуждали с Минобрнауки. Здесь чуть сложнее, потому что требуется время для его разработки и внедрения. Это не просто стандарт, нужно согласование не только с Минобрнауки, но и с вузами. Нужно еще найти преподавателей в этой области, которых на сегодняшний день большой дефицит в России. Надеемся, что до конца года сможем утвердить такие стандарты.

— Это будет магистратура?

— Это может быть отдельная дисциплина "Бережливое производство" на кафедре управления MBA. Скорее всего, так и будет, потому что делать отдельный курс только по бережливому управлению, наверное, особого смысла не имеет, потому что это узкоспециализированная часть. 

Беседовала Анна Дементьева

тэги
Читать далее