06 апр, 11:30

Медведев: нацпроекты – действительно беспрецедентный шаг вперед

В чем отличие нацпроектов от существовавших до этого госзадач, какая будет ответственность чиновников за результат и нужны ли дополнительные средства на нацпроекты, рассказал Дмитрий Медведев

Мир не стоит на месте, и Россия готовится совершить "прыжок" в новый технологический уклад. Для осуществления целей развития жизненно важных направлений - экономики, социальной сферы, науки, культуры и спорта были подготовлены 12 национальных проектов.

О том, в чем принципиальное отличие нынешнего механизма национальных проектов от существовавших до этого механизмов реализации госзадач, какая будет ответственность чиновников за результат и нужны ли дополнительные средства на нацпроекты, в интервью информационному порталу «Будущее России. Национальные проекты», оператором которого является информагентство России ТАСС, рассказал председатель правительства РФ Дмитрий Медведев.

— Национальные проекты являются без преувеличения самой масштабной государственной программой за последние 30 лет. Государство и до этого неоднократно предпринимало попытки упаковать решение госзадач в какие-то понятные оболочки с четким финансированием и KPI, однако они не всегда приводили к успеху. В чем принципиальное отличие нынешнего механизма национальных проектов от существовавших до этого механизмов реализации государственных задач: приоритетные проекты, национальные программы, ФЦП?

— Нацпроекты – действительно беспрецедентный шаг вперед. Шаг в наше с вами будущее.

В истории новой России никто и никогда не решал такой объем задач.

Если сравнивать государственные программы, федеральные целевые программы и национальные проекты, то последние представляют собой более гибкие управленческие инструменты, которые сфокусированы на достижении конкретных целей развития страны.

— В чем их особенность?

— Во-первых, это в чистом виде проектный подход. Во-вторых, мы ввели персональную ответственность за достижение целевых показателей.

Спрашивать будем с конкретных чиновников.

В-третьих, упростили порядок разработки и согласования актов Правительства. Почти полностью перешли на электронный формат взаимодействия между участниками нацпроектов. Как на федеральном, так и на региональном уровне. Проектные документы и отчеты создаются и передаются по интернету. Может быть, в канун третьего десятилетия XXI века это звучит как само собой разумеющееся. Но для нашего госаппарата это действительно серьезный прогресс. Важно, что проектное управление мы используем не взамен чего-то, а в дополнение к существующим механизмам. То есть и ФЦП, и госпрограммы продолжают работать наравне с нацпроектами. И тем самым усиливают общий социально-экономический эффект.

— Правительство уже несколько лет внедряет принципы проектного управления. Как показал себя этот опыт? Видите ли вы в нем недостатки, какие пути есть для решения этих проблем?

— Да, принципы проектного управления мы начали внедрять в Правительстве в 2016 году. И они прекрасно себя зарекомендовали. Было разработано и запущено в реализацию 28 приоритетных проектов и программ. Значительная их часть выполнена, есть вполне конкретные результаты. К примеру, мы снизили младенческую смертность, создали десятки тысяч новых школьных мест, благоустроили тысячи городских пространств. Отремонтировали более 26 тыс. километров дорог, которые теперь отвечают стандартам качества и безопасности. Весь этот позитивный опыт приоритетных проектов и программ лег в основу национальных проектов. То есть они не были забыты, а получили логическое продолжение. При этом, конечно, есть существенные отличия.

Масштаб целей и задач сегодня несоизмеримо больший в сравнении с 2016 годом. В разы увеличилось финансирование. Как и ответственность.

— Оценивали ли вы эффективность работы проектных офисов? Считаете ли вы их работу удовлетворительной? Учтен ли опыт этих проектных офисов в реализации национальных проектов?

— Проектные офисы, как и проектные комитеты под руководством вице-премьеров, доказали свою эффективность. И потому мы их усилили. Существенную часть полномочий президиума Совета при Президенте по стратегическому планированию и нацпроектам, который я возглавляю, мы делегировали проектным комитетам. К примеру, теперь они курируют федеральные проекты, из которых состоят нацпроекты. Также мы наделили дополнительными полномочиями и ведомственные проектные офисы – они стали анализировать отчеты по национальным проектам на предмет их достоверности, актуальности и полноты. А всю информацию аккумулирует Федеральный проектный офис, который располагается в Доме Правительства.

— Национальные проекты являются беспрецедентным для России механизмом, когда все действия власти «закручиваются» вокруг одинаковых для всех, прозрачных и понятных целей, что должно многократно повысить эффективность государственной машины. Вы, как Председатель Правительства, уже почувствовали это, оценивая работу ваших подчиненных над нацпроектами? Как будет действовать механизм оценки министров и глав регионов в контексте реализации нацпроектов?

— Прошлый год ушел в основном на подготовку. Чтобы вы понимали, сколько сделано – для широкой аудитории это работа зачастую невидимая и непонятная, – скажу, что в течение второй половины 2018 года мы разработали и утвердили паспорта 12 национальных проектов, а также Комплексного плана модернизации и расширения магистральной инфраструктуры.

Это сложнейшая работа по созданию стройной, логичной, взаимоувязанной структуры задач, мер по их решению и показателей. Это труд сотен людей из десятков министерств и ведомств, регионов, а также экспертного сообщества.

Мы разработали и утвердили паспорта 76 федеральных проектов, на которые раскладываются нацпроекты и комплексный план. Я уже не говорю о региональных проектах, которых больше 3,5 тыс. Каждую неделю у меня собирались министры и губернаторы, чтобы соотнести позиции и прийти к оптимальным решениям. В итоге мы дали хороший старт реализации нацпроектов. Я уже сказал про персональную ответственность. Это личная ответственность на каждом уровне. Мы сейчас формируем персональные показатели для вице-премьеров и министров. Чтобы у них перед глазами был внятный перечень того, за что они отвечают. То есть не только в целом за развитие той или иной отрасли, как раньше. А каких именно конкретных цифр им нужно достичь. Что же касается губернаторов, то в конце 2018 года президиум Госсовета одобрил перечень показателей для оценки эффективности их работы. К ним, например, относятся численность занятых в малом и среднем бизнесе, доля городов с благоприятной городской средой, уровень бедности, общая продолжительность жизни. Понятно, что регионы живут по-разному и у них разные стартовые условия (промышленная база, демографическая ситуация и так далее). Поэтому у каждой территории своя траектория достижения конкретных целей. А потом сопоставим запланированные результаты с фактическими. Так появится новый рейтинг губернаторов.

— Вы неоднократно говорили, что на реализацию этих проектов государство выделяет беспрецедентные суммы. Прошел уже почти год с момента подписания майского указа и несколько месяцев с утверждения паспортов национальных проектов. Учли ли вы все потребности? Не появляются ли какие-то дополнительные потребности, которые не были учтены? Достаточно ли у Правительства ресурсов, чтобы реализовать качественно и в срок все нацпроекты?

— Действительно, мы выделяем колоссальную сумму – около 25,7 трлн рублей.

Это и федеральные средства, и деньги регионов, и внебюджетные источники. В целом ресурсов хватает. По крайней мере так это видится из 2019 года. То есть на сегодня задачи и результаты, которые включены в утвержденные паспорта национальных проектов, финансово обеспечены. Но преимущество проектного метода в том, что мы можем гибко реагировать на изменение ситуации и при необходимости вносить коррективы. При формировании федерального бюджета мы финансируем нацпроекты в приоритетном порядке. А дополнительные доходы, которые образуются в ходе его исполнения, также можем направлять на реализацию нацпроектов. Я уже не говорю о том, что мы вправе перераспределять средства между нацпроектами. Однако сегодня меня больше волнует другая тема – своевременное расходование средств на реализацию нацпроектов. Вот с этим проблемы. Я уже дал поручения, чтобы ведомства как можно быстрее довели до регионов бюджетные деньги, предусмотренные на 2019 год. И еще мы готовы сделать так, чтобы соглашения с регионами о субсидиях из федерального бюджета заключались на весь срок реализации национальных проектов. Это позволит региональным властям мыслить и планировать на перспективу.

— Как будет выстроена комплексная система контроля и оценки хода реализации проектов? Будут ли результаты такого мониторинга публичными? Станет ли ход реализации нацпроектов основанием для каких-то кадровых решений?

— Мы постоянно контролируем и оцениваем реализацию нацпроектов на заседаниях президиума совета, совещаниях в Аппарате Правительства.

С участием губернаторов проводятся рабочие группы Государственного совета, выездные мероприятия, селекторные совещания. Следим за реализацией национальных проектов и при помощи «Электронного бюджета». Это специальная информационная система управления финансами, в которой, например, заключаются соглашения с регионами о предоставлении субсидий. На основе этих и других данных мы будем принимать управленческие решения, а работа над национальными проектами будет абсолютно публичной.

 

Читать далее